Обзор судебной практики по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договорам энергоснабжения за период с 2020 по 2021 гг.

Дата: 
26.10.2022

ОДОБРЕН
постановлением Президиума
Арбитражного суда
Магаданской области
от 26.10.2022 г. № 12
 
 
Обзор судебной практики по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договорам энергоснабжения за период с 2020 по 2021 годы
 
В соответствии с Планом работы Арбитражного суда Магаданской области на 1-е полугодие 2022 года, утвержденным приказом Арбитражного суда Магаданской области от 10.01.2022 № 1од, подготовлен Обзор судебной практики по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договорам энергоснабжения за период с 2020 по 2021 годы.
При обращении к сводным данным судебной статистики установлено, что за период с 2020 по 2021 годы судьями Арбитражного суда Магаданской области (далее – арбитражный суд, суд первой инстанции, суд) было рассмотрено 1499 дел о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам купли-продажи, в том числе, договорам энергоснабжения (код категории дел – 3.2).
В течение 2020 года было рассмотрено 679 дел, что составило 42,4% от общего числа дел, касающихся разрешения экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений. В общем количестве дел, рассмотренных арбитражным судом в 2020 году, дела категории 3.2 составили 26,5%.
На решения суда первой инстанции, вынесенные в течение 2020 года, были поданы 24 апелляционные жалобы и 8 кассационных жалоб.
По результатам рассмотрения жалоб суд апелляционной инстанции -  Шестой арбитражный апелляционный суд (далее – ШААС) постановил:
         - по 20 жалобам, не выявив оснований для отмены судебных актов, решения суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения (дела №№ А37-156/2020, А37-259/2020, А37-333/2020, А37-457/2020, А37-815/2020, А37-912/2020, А37-1966/2020, А37-1336/2020, А37-1463/2020, А37-1536/2020, А37-1549/2020, А37-1765/2020, А37-1783/2020, А37-1940/2020, А37-2057/2020, А37-2100/2020, А37-2217/2020, А37-2254/2020, А37-2709/2020 и А37-2838/2020);
         - 2 жалобы возвратить заявителям (по делу  А37-629/2020 – на основании пункта 5 части 1 статьи 264 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ): подателем жалобы не устранены обстоятельства, послужившие основанием для оставления жалобы без движения, в срок, установленный в определении суда; по делу А37-1395/2020 – на основании пункта 3 части 1 статьи 264 АПК РФ:  апелляционная жалоба подана по истечении срока подачи апелляционной жалобы, установленного процессуальным законодательством, судом апелляционной инстанции отказано в восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы);
          - по 2 жалобам производство прекратить, а решение суда первой инстанции отменить (дела №№ А37-794/2020 и А37-1183/2020) в связи с поступившим от истца отказом от исковых требований и уведомлением суда апелляционной инстанции о добровольном исполнении обязательств ответчиком.
Судом кассационной инстанции - Арбитражный суд Дальневосточного округа (далее - АС ДВО), рассмотрено 8 кассационных жалоб, в которых заявители просили отменить решения суда первой инстанции и постановления суда второй (апелляционной) инстанции, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.
По результатам рассмотрения жалоб суд кассационной инстанции оставил без изменения решения суда первой инстанции и постановления суда второй (апелляционной) инстанции, а кассационные жалобы - без удовлетворения (дела №№ А37-259/2020, А37-815/2020, А37-912/2020, А37-1463/2020, А37-1536/2020, А37-1765/2020, А37-2709/2020 и А37-2838/2020).
В 2021 году судьями арбитражного суда было рассмотрено 820 дел, что составило 44,6% от общего числа дел, касающихся разрешения экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений. В общем количестве дел, рассмотренных судом в 2021 году, дела категории 3.2 составили 31,5%.
На решения суда первой инстанции, вынесенные в течение 2021 года, были поданы 24 апелляционные жалобы и 2 кассационные жалобы.
По результатам рассмотрения жалоб ШААС постановил:
            - по 16 жалобам, не выявив оснований для отмены судебного акта, решения суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения (дела №№ А37-321/2021, А37-377/2021, А37-381/2021, А37-425/2021, А37-454/2021, А37-546/2021, А37-736/2021, А37-738/2021, А37-940/2021, А37-1019/2021, А37-1051/2021, А37-1258/2021, А37-1263/2021, А37-1735/2021, А37-2033/2021 и А37-2077/2021);
         - 3 жалобы возвратить заявителям (по делу № А37-545/2021 – на основании пункта 3 части 1 статьи 264 АПК РФ:  апелляционная жалоба подана по истечении срока подачи апелляционной жалобы, установленного процессуальным законодательством, судом апелляционной инстанции отказано в восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы; по делам №№ А37-658/2021 и А37-1373/2021 - на основании пункта 5 части 1 статьи 264 АПК РФ: подателем жалобы не устранены обстоятельства, послужившие основанием для оставления жалобы без движения, в срок, установленный в определении суда);
         - 1 решение суда первой инстанции изменено (дело № А37-684/2021 – на основании пункта 1 части 1 статьи 270 АПК РФ: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела);
       - 4 апелляционные жалобы была поданы в суд апелляционной инстанции в конце 2021 года, но на момент подготовки настоящего Обзора, судом не рассмотрены.
Судом кассационной инстанции рассмотрены 2 кассационные жалобы, в которых заявители просили отменить решения суда первой инстанции и постановления суда второй (апелляционной) инстанции, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.
По результатам рассмотрения кассационных жалоб АС ДВО оставил без изменения решения суда первой инстанции и постановления суда второй (апелляционной) инстанции, а кассационные жалобы - без удовлетворения (дела №№ А37-736/2021 и А37-1051/2021).
Данные судебной статистики свидетельствуют о том, что дела, в рамках которых разрешаются споры о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам энергоснабжения, являются достаточно многочисленной категорией дел и занимают существенную долю в общем объеме дел, рассматриваемых судом.
В целях подготовки обзора судебной практики были изучены и проанализированы судебные акты по 148 делам, что составило 10% от общего числа дел, отраженных в судебной статистике арбитражного суда как дела категории 3.2.
Установлено, что в абсолютном большинстве дел истцом выступает энергоснабжающая организация (далее – ЭО), заявляющая в иске требование о взыскании с ответчика задолженности по договору (государственному или муниципальному контракту) на энергоснабжение, либо требующая взыскать задолженность за потребленные энергоресурсы при отсутствии договора, но фактическом получении ответчиком услуг по энергоснабжению через присоединенную сеть. Также, ЭО заявлялись требования о взыскании неустойки (пени) за несвоевременную оплату задолженности по оплате потребленных энергоресурсов. 
При разрешении споров, возникающих в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договорам энергоснабжения, судьи арбитражного суда руководствовались следующими нормами материального права:
- статьями 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), устанавливающими правила исполнения обязательства;
- статьями 330 и 332 ГК РФ, закрепляющими возможность требования уплаты неустойки (пени, штрафа) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства;
- нормами параграфа 6 главы 30 ГК РФ (статьи 539 – 548), регламентирующими особенности договорных отношений в сфере энергоснабжения;
- нормами Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»;
- нормами Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении»;
- нормами Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении».
При разрешении споров судьями учитывались разъяснения правоприменительной практики, содержащиеся в:
- информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) от 05.05.1997 № 14 «Обзор практики споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров»;
- информационном письме Президиума ВАС РФ от 17.02.1998 № 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения».
          
1. Получение потребителем услуг энергоснабжения претензий от поставщика – энергоснабжающей организации, с которой у потребителя заключен договор, на несколько дней раньше срока наступления просрочки исполнения обязательств по оплате, не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения по пункту 2 части 1 статьи 148 АПК РФ (по материалам дела № А37-2217/2020).
Публичное акционерное общество энергетики и электрификации (далее – истец, ЭО) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к хозяйственному обществу (далее – ответчик, потребитель) о взыскании задолженности по договору на электроснабжение за период с 01.11.2019 по 31.12.2019.
От ответчика поступил отзыв на исковое заявление, в котором он просил отказать истцу в удовлетворении заявленных требований. По мнению ответчика, истцом не был соблюден претензионный порядок, в частности, претензии истца от 09.12.2019 и от 10.01.2020 были направлены ответчику до истечения срока исполнения обязательств по оплате электроэнергии, были подписаны лицом без подтверждения полномочий и к претензиям не прилагался расчет.
При рассмотрении дела арбитражным судом было установлено, что задолженность ответчика перед истцом возникла из договора на энергоснабжение, в соответствии с которым истец в период с 01.11.2019 по 31.12.2019 поставил на объекты ответчика электрическую энергию. Факт получения электроэнергии подтверждается акцептами, подписанными должностным лицом ответчика.
В соответствии с подписанным между истцом и ответчиком договором оплата за потребленную электроэнергию должна производиться в срок до 18 числа месяца, следующего за месяцем, в котором была произведена поставка и потребление энергии. Договором согласован срок рассмотрения претензий – 7 дней с момента получения.
Истцом 02.12.2019 и 09.01.2020 в адрес ответчика были направлены счета-фактуры для оплаты потребленной электроэнергии. 
Истцом 09.12.2019 и 10.01.2020 в адрес ответчика были направлены претензии, полученные ответчиком в те же дни. Несмотря на полученные претензии, ответчик не произвел оплату в срок, установленный договором. На момент обращения истца в суд с исковым заявлением оплата задолженности ответчиком не произведена.
Установив фактические обстоятельства, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, суд пришел к выводу, что исковые требования ЭО подлежат удовлетворению в полном объеме. При этом суд исходил из следующего.
В соответствии с положениями пункта 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.
Согласно пункта 1 статье 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, а порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (пункт 2 статьи 544 ГК РФ).
В силу статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, как правило, не допускаются.
Истец в соответствии с условиями договора в период с 01.11.2019 по 31.12.2019 поставил на объекты ответчика электрическую энергию, количество которой определено на основании расчетных приборов учета и подтверждено в акцептах ответчика. Ответчик свои обязательства по оплате потребленной электрической энергии в полной мере не исполнил. Доказательств иного в материалы дела не представлено.
Действительно, как отметил ответчик, претензии в его адрес были направлены истцом и получены ответчиком до наступления срока исполнения обязательства по оплате потребленной электроэнергии. За ноябрь 2019 года срок оплаты истек 18.12.2019, за декабрь 2019 года срок оплаты истек 20.01.2020 (с учетом положений статьи 193 ГК РФ), в то время как претензии были вручены ответчику соответственно 09.12.2019 и 10.01.2020.
Согласно части 5 статьи 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором.
Досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров.
В связи с этим получение ответчиком претензий на несколько дней раньше срока наступления просрочки исполнения обязательства в данном случае не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения по пункту 2 части 1 статьи 148 АПК РФ. Иное не соответствовало бы предназначению претензионного порядка урегулирования споров.
 
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просил решение суда первой инстанции отменить и отказать истцу в полном объеме. В обоснование жалобы ответчик указывает на нарушение претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора, поскольку, по его мнению, претензии поданы ранее срока исполнения обязательства.
По результатам рассмотрения жалобы апелляционный суд не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта. Оставляя решение суда первой инстанции без изменений, а жалобу – без удовлетворения, апелляционный суд указал: вывод суда первой инстанции о том, что получение ответчиком претензий на несколько дней раньше срока наступления просрочки исполнения обязательства, в данном случае не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения по пункту 2 части 1 статьи 148 АПК РФ, является верным и обоснованным.
Кроме того, в данном случае из поведения ответчика при рассмотрении дела в суде первой инстанции, из апелляционной жалобы не усматривается его намерение добровольно и оперативно урегулировать возникший спор. Как на момент подачи иска, так и на момент рассмотрения апелляционной жалобы, обязанность по возврату суммы долга ответчиком не исполнена, доказательств обратного в материалах дела не имеется. При таких обстоятельствах оставление иска без рассмотрения будет носить исключительно формальный характер, приведет к необоснованному затягиванию разрешения спора, а также не будет способствовать защите нарушенных интересов добросовестного участника договорных отношений (постановление ШААС от 21.06.2021 № 06АП-2813/2021).
 
2. Отсутствие лимитов бюджетных обязательств и договора с энергоснабжающей организацией на поставку энергоресурсов не освобождает государственный орган, наделенный полномочиями по управлению государственным (федеральным) имуществом, от оплаты энергоресурсов, поставленных в нежилые помещения, состоящие в казне Российской Федерации (по материалам дела № А37-259/2020). 
Унитарное предприятие (далее – истец, ЭО) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к территориальному органу по управлению государственным имуществом (далее - ответчик, территориальный орган) о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии, поставленной в период с 01.01.2019 по 31.10.2019 в нежилое помещение, в размере 49 899 руб. 37 коп.
Ответчик просил суд отказать в удовлетворении требований истца, указав в обосновании, что не является надлежащим ответчиком, потому как не наделен полномочиями по содержанию имущества, составляющего казну Российской Федерации, а также сослался на отсутствие лимитов бюджетных обязательств на оплату услуг энергоснабжающей организации.
При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что собственником нежилого помещения, в которое истцом осуществлялась поставка тепловой энергии, является Российская Федерации. До 04.02.2019 помещение находилось в оперативном управлении за региональным органом государственной статистики. После указанной даты полномочия собственника нежилого помещения перешли к ответчику, который не производил оплату поставляемых энергоресурсов, от подписания государственного контракта на теплоснабжение отказался, ссылаясь на отсутствие лимитов бюджетных обязательств. При этом, в соответствии с Положением о территориальном органе по управлению государственным имуществом, территориальный орган наделен полномочиями собственника в отношении федерального имущества, расположенного на территории Магаданской области.
Удовлетворяя требования истца, уточненные в части периода оплаты и суммы, подлежащей взысканию, арбитражный суд исходил из следующего.
Частью 1 статьи 15 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» установлено, что потребители тепловой энергии приобретают тепловую энергию (мощность) и (или) теплоноситель у теплоснабжающей организации по договору теплоснабжения.
Согласно статье 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.
Отсутствие договора теплоснабжения в виде отдельного документа, заключенного между ЭО и территориальным органом, в данном случае правового значения не имеет, поскольку, согласно рекомендации Президиума ВАС РФ, изложенной в пункте 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров (информационное письмо от 05.05.1997 № 14), в тех случаях, когда потребитель пользуется услугами (энергоснабжение, услуги связи и т.п.), оказываемыми обязанной стороной, однако от заключения договора отказывается, арбитражные суды должны иметь в виду, что фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с пунктом 3 статьи 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги (выполняющей работы). Поэтому данные отношения судом рассматриваются как договорные.
Довод ответчика о том, что у него отсутствуют полномочия по содержанию имущества, составляющего казну Российской Федерации, судом был отклонен, так как в силу статьи 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.
Спорный объект теплоснабжения является федеральным имуществом, а как было установлено судом, территориальный орган наделен полномочиями собственника в отношении федерального имущества, расположенного на территории Магаданской области, а значит - является надлежащим ответчиком.
 
Не согласившись с решением суда первой инстанции, территориальный орган подал апелляционную жалобу, в которой просил отменить принятый судебный акт, в иске отказать. В обосновании податель жалобы указал, что им не заключался с ЭО договор на поставку тепловой энергии, денежные средства на содержание нежилого помещения не выделяются, а территориальный орган не является надлежащим ответчиком.
Суд апелляционной инстанции, проверив доводы жалобы, не нашел оснований для изменения или отмены обжалуемого решения суда. По результатам рассмотрения жалобы суд апелляционной инстанции постановил (постановление ШААС от 12.08.2020 № 06АП-3133/2020) решение суда первой инстанции оставить без изменения, а жалобу – без удовлетворения.
 
Решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции было обжаловано территориальным органом в суд кассационной инстанции. В жалобе территориальный орган просил отменить вынесенные судебные акты и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска. В обоснование жалобы кассатор привел доводы о том, что не является надлежащим ответчиком по делу, поскольку не осуществляет полномочий по содержанию имущества, составляющего казну Российской Федерации, и не заключал с ЭО договор на поставку тепловой энергии.
Суд кассационной инстанции, проверив доводы жалобы, не усмотрел правовых оснований для отмены судебных актов, вынесенных судами первой и апелляционной инстанции. По результатам рассмотрения жалобы суд кассационной инстанции постановил: решение арбитражного суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения (постановление АС ДВО от 23.11.2020 № Ф03-4811/2020).
 
3. Арбитражный суд удовлетворяет требование энергоснабжающей организации о взыскании с Российской Федерации задолженности за поставку тепловой энергии в нежилое помещение, перешедшее в государственную собственность в порядке, установленном гражданским законодательством (выморочное имущество), даже если нежилым помещением продолжает пользоваться лицо, получившее на основании договора с первоначальным собственником право безвозмездного пользования (по материалам дела № А37-1536/2020).
Публичное акционерное общество энергетики и электрификации (далее – истец, ЭО) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Российской Федерации в лице территориального органа по управлению государственным имуществом (далее - ответчик, территориальный орган) о взыскании задолженности по теплоснабжению нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме, за период с 01.02.2020 по 31.03.2020.
 Территориальный орган возражал против удовлетворения исковых требований, указав при этом, что не является надлежащим ответчиком, а нежилое помещение находится в пользовании третьего лица (индивидуального предпринимателя), у которого с ЭО заключен договор на поставку энергоресурсов.
При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что собственником нежилого помещения являлся гражданин Г., умерший 24.03.2014, факт смерти подтвержден свидетельством о смерти, выданным органом ЗАГС.
25.04.2006 между гражданином Г. и индивидуальным предпринимателем М. был заключен договор безвозмездного пользования нежилым помещением на срок до 24.04.2007. Индивидуальный предприниматель продолжил пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя – гражданина Г. Пользование нежилым помещением продолжилось и после смерти собственника – гражданина Г.
07.04.2008 между истцом (ЭО) и индивидуальным предпринимателем М. был заключен договор на теплоснабжение нежилого помещения. В соответствии с пунктом 8.1 договора срок его действия был установлен на период с 01.01.2008 по 31.12.2008 включительно. Стороны договора согласовали следующее условие: договор считается ежегодно продленным на каждый последующий календарный год на тех же условиях, если за 30 дней до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявит о расторжении (изменении) или о заключении нового договора. Пунктом 8.2 договора установлено, что досрочное расторжение договора производится в порядке, установленном договором и действующим законодательством.
В связи с существенными нарушениями индивидуальным предпринимателем М. условий договора на теплоснабжение нежилого помещения от 07.04.2008, ЭО договор был расторгнут в одностороннем порядке, о чем М. надлежащим образом уведомлен 10.12.2019.
Арбитражным судом из нотариальной палаты были получены сведения о том, что наследственное дело к имуществу умершего 24.03.2014 гражданина Г. не заводилось, наследники с заявлениями о принятии наследства не обращались.
Установив фактические обстоятельства дела, исследовав и оценив представленные доказательства, суд удовлетворил требования истца о взыскании с территориального органа задолженности по теплоснабжению нежилого помещения. Принимая решение, арбитражный суд первой инстанции исходил из следующего.
В силу пункта 1 статьи 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники, как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не принял наследства, имущество умершего считается выморочным. Пунктом 2 статьи 1151 ГК РФ установлено, что выморочное имущество, за исключением жилых помещений, переходит в собственность Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1152 ГК РФ для приобретения выморочного имущества принятие наследства не требуется, а при наследовании выморочного имущества отказ от наследства не допускается (пункт 1 статьи 1157 ГК РФ). Следовательно, право собственности государства или муниципального образования на выморочное имущество возникает в силу закона со дня открытия наследства.
На основании положений пункта 1 статьи 1162 ГК РФ, государство или муниципальное образование может быть признано ответчиком по иску кредитора наследодателя вне зависимости от получения в общем порядке у нотариуса свидетельства о праве на наследство.
В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что на основании пункта 3 статьи 1151 ГК РФ, а также статьи 4 Федерального закона от 26.11.2001 № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» впредь до принятия соответствующего закона, определяющего порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований, при рассмотрении судами дел о наследовании от имени Российской Федерации выступает Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) в лице его территориальных органов, осуществляющее в порядке и пределах, определенных федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, полномочия собственника федерального имущества, а также функцию по принятию и управлению выморочным имуществом (пункт 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2008 № 432).
Согласно подпункту 4.1.4 пункта 4 Положения о Территориальном управлении Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Магаданской области указанный орган самостоятельно принимает выморочное имущество, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации переходит в порядке наследования  в собственность Российской Федерации. Таким образом, собственником спорного выморочного имущества является территориальный орган, выступающий ответчиком в данном деле.
В силу статьи 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. При отсутствии между сторонами заключенного договора на теплоснабжение, это не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.1998 № 30).
Между истцом и ответчиком сложились фактические отношения, которые рассматриваются как договорные, связанные с теплоснабжением, регулируемые нормами об энергоснабжении (глава 30 ГК РФ). Согласно статье 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.
 
На решение суда первой инстанции территориальным органом была подана апелляционная жалоба, в которой податель просит отменить принятый судебный акт и отказать истцу в удовлетворении требований. В обоснование жалобы территориальный орган указал, что оплату тепловой энергии должно производить третье лицо – индивидуальный предприниматель, фактически пользующийся нежилым помещением и которым был заключен договор с ЭО.
Оставляя без изменений решение суда первой инстанции, а апелляционную жалобу без удовлетворения, суд апелляционной инстанции указал: судом первой инстанции был правомерно сделан вывод о том, что в отсутствии договора по оплате коммунального ресурса между истцом и индивидуальным предпринимателем, обязанность по оплате поставленного ресурса возлагается на лицо, обладающее вещным правом на нежилой помещение, т.е. на территориальный орган (постановление ШААС от 15.02.2021 № 06АП-7115/2020).
 
Не согласившись с решением суда первой инстанции и апелляционным постановление, территориальный орган обратился в суд кассационной инстанции с жалобой, в которой просил отменить вынесенные судебные акты, а истцу отказать в удовлетворении иска. В жалобе территориальный орган указал, что не является надлежащим ответчиком, а оплату за потребляемую тепловую энергию должен производить индивидуальный предприниматель, фактически пользующийся нежилым помещением.
Оставляя без изменений судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, а жалобу без удовлетворения, суд кассационной инстанции указал: надлежащим ответчиком по заявленному истцом требованию выступает территориальный орган, к которому в силу пункта 2 статьи 700 ГК РФ перешли права и обязанности по договору безвозмездного пользования (постановление АС ДВО от 01.06.2021 № Ф03-2366/2021).
 
4. Арбитражный суд отказывает в удовлетворении иска о взыскании задолженности за поставленную электроэнергию на общедомовые нужды (сверхнормативное потребление), если при его рассмотрении будет установлено, что между энергоснабжающей организацией и управляющей компанией, обслуживающей многоквартирные дома, в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации заключено соглашение уступки в пользу энергоснабжающей организации прав требования к потребителям, а собственники жилых помещений на общем собрании приняли решение распределять сверхнормативное потребление электроэнергии на содержание общего имущества между потребителями многоквартирного дома пропорционально занимаемой площади по платежным документам, выставляемым энергоснабжающей организацией по договору уступки прав требования между управляющей компанией и энергоснабжающей организацией (по материалам дела № А37-1336/2020).  
Истец, публичное акционерное общество энергетики и электрификации (далее – истец, ЭО) обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к хозяйственному обществу, осуществляющему деятельность по управлению многоквартирными домами (далее – ответчик, УК) о взыскании задолженности за поставленную электроэнергию на общедомовые нужды в многоквартирные дома (МКД), за период с 01.01.2020 по 29.02.2020 (всерхнормативное потребление и потребление электроэнергии на общедомовые нужды, приходящиеся на пустующие жилые помещения муниципального жилищного фонда).
При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор ресурсоснабжения от 01.10.2019. К договору было оформлено приложение № 1, в котором содержался перечень МКД, в которые ЭО обязуется подавать электроэнергию, а УК обязуется оплачивать принятую электрическую электроэнергию.
Истец и ответчик 04.10.2019 подписали дополнительное соглашение к договору ресурсоснабжения от 01.10.2019. В соответствии с дополнительным соглашением УК, в целях исполнения договора от 01.10.2019, уступила в пользу ЭО права требования к потребителям по оплате электрической энергии, а также оплате потребляемой электрической энергии при содержании общего имущества в МКД, указанных в приложении № 1 к договору ресурсоснабжения от 01.10.2019.
Ответчиком суду были представлены решения общих собраний собственников жилых помещений, расположенных в МКД, указанных в приложении № 1 к договору ресурсоснабжения от 01.10.2019, заключенному между истцом и ответчиком. Из представленных копий протоколов следовало, что на общих собраниях собственниками жилых помещений в МКД было решено:
заключить от своего имени договоры холодного и горячего водоснабжения, водоотведения, отопления, электроснабжения с ресурсоснабжающими организациями, содержащие положения о предоставлении коммунальных услуг, с 01.01.2020; потребителям вносить плату за холодное и горячее водоснабжение, теплоснабжение, водоотведение, электроснабжение непосредственно в ресурсоснабжающие организации;
распределять коммунальный ресурс электроэнергии на содержание общего имущества многоквартирного дома с 01.01.2020 по показаниям коллективного (общедомового) прибора учета и по тарифу, установленному органами государственной власти Магаданской области; сверхнормативное потребление электроэнергии на содержание общего имущества распределять между потребителями многоквартирного дома пропорционально занимаемой площади по платежным документам, выставляемым ресурсоснабжающей организацией по договору уступки прав требования между управляющей организацией и ресурсоснабжающей организацией.
Протоколы общих собраний собственников жилых помещений в течение января 2020 года были направлены в адрес органов местного самоуправления, в орган государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий контрольно-надзорные функции в сфере жилищно-коммунального хозяйства, а также в адрес подразделения энергосбыта, являющегося филиалом ЭО – истца в настоящем деле.
Несмотря на подписанное дополнительное соглашение к договору ресурсоснабжения от 01.10.2019, заключенному между истцом и ответчиком, и решения, принятые общими собраниями собственников жилых помещений, истец в 2020 году произвел начисление оплаты на общедомовые нужды (всерхнормативное потребление и потребление электроэнергии на общедомовые нужды, приходящиеся на пустующие жилые помещения муниципального жилищного фонда) и направил ответчику для оплаты счета-фактуры, а поскольку они не были оплачены, истец направил в адрес ответчика претензию от 10.03.2020, в которой требовал оплатить задолженность.
Установив фактические обстоятельства, исследовав и оценив доказательства, арбитражный суд пришел к выводу, что исковые требования не подлежат удовлетворению и полностью отказал истцу в иске. При принятии решения суд руководствовался нормами статьей 309, 310, 539 и 544 ГК РФ, положениями части 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354, а также Правилами, обязательными при заключении управляющей организацией или товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом договоров с ресурсоснабжающими организациями, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 14.02.2012 № 124.
Суд указал, что в соответствии с пунктом 26 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 14.02.2012 № 124, в договоре ресурсоснабжения может быть предусмотрено, что выполнение исполнителем обязательств по оплате поставленного коммунального ресурса осуществляется путем уступки в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации в пользу ресурсоснабжающей организации прав требования к потребителям, имеющим задолженность по оплате коммунальной услуги. При этом если имеется решение собрания собственников помещений МКД, то на платежи, которые приходятся на свернормативное потребление коммунальных ресурсов для содержания общедомового имущества, также может быть оформлена уступка права требования (пункт 44 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354).
Суд указал, что заключенное между истцом и ответчиком дополнительное соглашение от 04.10.2019 к договору ресурсоснабжения от 01.10.2019 содержит в себе соглашение об уступке будущих требований, которые переходят к цессионарию с момента их возникновения (статья 388.1 ГК РФ). Соглашение об уступке будущих требований является разновидностью договора, который делает его стороны обязанными следовать его условиям (статьи 410, 307, 309, 310 ГК РФ). Обращение цессионария к цеденту с требованием о взыскании уступленной цессионарию задолженности не соответствует условиям соглашения. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием (пункт 1 статьи 390 ГК РФ).
Отказывая истцу в удовлетворении исковых требований суд также отметил, что ссылка истца на отсутствие в материалах дела копий всех протоколов общих собраний собственников жилых помещений не имеет решающего значения, поскольку ЭО, выступающая истцом в данном деле, располагает всеми протоколами.
 
Не согласившись с решением суда первой инстанции, ЭО была подана апелляционная жалоба, в которой ЭО просит отменить принятое решение, иск к УК удовлетворить, ссылаясь на неполучение всех протоколов общих собраний собственников помещений в МКД, принявших решение по порядку распределения свернормативного потребления электроэнергии на содержание общего имущества.
Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для отмены судебного акта суда первой инстанции. Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу – без удовлетворения, суд апелляционной инстанции указал, что в рассматриваемом случае собственники приняли решение о распределении сверхнормативного потребления электроэнергии на содержание общего имущества между потребителями многоквартирного дома пропорционально занимаемой площади по платежным документам, выставляемым ресурсоснабжающей организацией по договору уступки прав требования между управляющей организацией и ресурсоснабжающей организацией. На момент принятия собственниками решения, законом такая возможность предоставлена.
Касательно доводов истца, приведенных в апелляционной жалобе, то они сводятся только к тому, что управляющая компания не все протоколы внеочередных общих собраний собственников направила в адрес истца, что не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства. Материалами дело подтверждено обратное (постановление ШААС от 18.03.2021 № 06АП-891/2021).
 
5. В случае, если энергоснабжающая организация использовала экономически обоснованный тариф для расчета задолженности за ресурсы, поставленные в незаселенные жилые помещения и требует взыскать такую задолженность с муниципального образования, в собственности которого находятся эти незаселенные жилые помещения, арбитражный суд должен отклонить подобное требование, указав, что стоимость энергоресурсов должна определяться по льготному тарифу для категории «население» (по материалам дела А37-684/2021).
Публичное акционерное общество энергетики и электрификации (далее – истец, ЭО) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к муниципальному органу власти, выполняющему на территории муниципального образования функцию управления жилищно-коммунальным хозяйством (далее – ответчик, муниципальный орган). В исковом заявлении содержалось требование о взыскании с ответчика задолженности за поставленную тепловую энергию в жилые помещения муниципального жилого фонда, не заселенные в установленном порядке, в размере 444 046 руб. 75 коп.
В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, судом были привлечены ряд организаций и органов власти, среди которых - орган государственной исполнительной власти субъекта Российской Федерации, наделенный полномочиями по регулированию цен и тарифов на территории субъекта Российской Федерации.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции было установлено, что муниципальному образованию принадлежат на праве собственности пустующие (незаселенные) жилые помещения, расположенные в многоквартирных жилых домах и подключенные к системе централизованного отопления, посредством которой в жилые помещения подается тепловая энергия. При этом отсутствует техническая возможность временного отключения пустующих жилых помещений от тепловых сетей.
Судом также было установлено, что муниципальным нормативным актом на ответчика возложены обязанности по содержанию пустующих жилых помещений и оплате коммунальных услуг в периоды, когда жилые помещения не заселены в установленном порядке. Между тем, ответчик не выполнял обязательств по оплате услуг, в том числе, не производил оплату за поставленную истцом тепловую энергию. Договор между муниципальным образованием (управомоченным им органом) и ЭО на поставку тепловой энергии заключен не был.
Ответчик, не оспаривая факт поставки тепловой энергии в жилые помещения, возражал по сумме иска, а также примененных истцом экономически обоснованных тарифах при расчете исковых требований и просил о снижении размера суммы иска. Ответчик представил документы, подтверждающие, что ряд жилых помещений не являются пустующими, а находятся в пользовании граждан-нанимателей. Следовательно, при расчете суммы иска не должны учитываться те жилые помещения, в которых проживают граждане.
Также ответчик указал, что при расчете суммы иска истец должен руководствоваться положениями Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении», Закона Магаданской области от 11.03.2012 № 1474-ОЗ «Об установлении лиц, имеющих право на льготные тарифы на электрическую и тепловую энергию (мощность), теплоноситель, оснований для предоставления льгот и порядка компенсации выпадающих доходов тепло-, электроснабжающих организаций», которыми устанавливаются льготные тарифы на тепловую энергию и теплоноситель для физических лиц – потребителей услуг отопления и (или) горячего водоснабжения в жилищном фонде.
Арбитражный суд, установив фактические обстоятельства дела, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, пришел к выводу, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению. Так, суд признал необоснованными требования о взыскании задолженности в размере 125 909 руб. 45 коп. за теплоснабжение жилых помещений, которые не являлись пустующими, и отказал истцу в этой части.  
Удовлетворяя требования истца и принимая решение о взыскании с ответчика задолженности за услуги теплоснабжения пустующих жилых помещений в сумме 318 137 руб. 30 коп., рассчитанной истцом по экономически обоснованным тарифам, установленным органом государственной исполнительной власти субъекта Российской Федерации, наделенным полномочиями по регулированию цен и тарифов на территории субъекта Российской Федерации, суд указал, что в соответствии с частью 1 статьи 1 Закона Магаданской области от 11.03.2012 № 1474-ОЗ льготные тарифы на тепловую энергию установлены для физических лиц – потребителей такой энергии в жилищном фонде. В настоящем деле собственником пустующих жилых помещений является муниципальное образование, на которое не распространяются ограничения по непревышению изменения размера совокупной платы граждан за коммунальные услуги. В этой связи ответчик должен оплачивать услуги по теплоснабжению по экономически обоснованным тарифам. 
 
На решение арбитражного суда первой инстанции муниципальным органом была подана апелляционная жалоба, в которой ответчик просил изменить судебный акт суда первой инстанции на том основании, что при расчете суммы задолженности за теплоснабжение пустующих жилых помещений подлежит применению льготный тариф, установленный для категории «население».
В письменном отзыве, поступившем в суд апелляционной инстанции от истца, ЭО просила оставить без изменения решение суда первой инстанции, а жалобу – без удовлетворения. Истец также указал, что оснований для применения льготного тарифа не имеется.
Аналогичной позиции придерживался и орган государственной исполнительной власти субъекта Российской Федерации, наделенный полномочиями по регулированию цен и тарифов на территории субъекта Российской Федерации. В письменном отзыве он указал, что льготные  тарифы на тепловую энергию установлены только в отношении определенной группы потребителей, к которым муниципальное образование не относится.
Проверив законность и обоснованность принятого по делу решения, суд апелляционной инстанции постановил (постановление ШААС от 16.09.2021 № 06АП-4442/2021), что решение подлежит изменению, а сумма задолженности уменьшению в силу следующего.
При разрешении спора судом первой инстанции не учтено, что  согласно пункту 1 Приложения № 1 к Основам ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178, подпункту «б» пункта 5 (3) Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 № 1075, к категориям потребителей, приравненных к населению, относятся наймодатели (или уполномоченные ими лица), предоставляющие гражданам жилые помещения специализированного жилищного фонда, включая служебные жилые помещения, жилые помещения в общежитиях, жилые помещения маневренного фонда, жилые помещения в домах системы социального обслуживания населения, жилые помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев, для временного поселения лиц, признанных беженцами, жилые помещения для социальной защиты отдельных категорий граждан, а также жилые помещения для детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, приобретающие тепловую энергию (мощность) и (или) теплоноситель для обеспечения теплоснабжения и горячего водоснабжения населения.
В силу части 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами. Для решения этих вопросов в собственности муниципальных образований может находиться, в частности, жилищный фонд социального использования для обеспечения малоимущих граждан, проживающих в поселении и нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилыми помещениями на условиях договора социального найма.
Аналогичные положения закреплены и в статьях 14 (часть 1) и 19 (пункт 3 части 2) Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которым органы местного самоуправления осуществляют, в частности, полномочия по учету граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и по предоставлению в установленном порядке малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда как совокупности жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям.
Согласно пункту 6 части 1 статьи 14 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» обеспечение проживающих в поселении и нуждающихся в жилых помещениях малоимущих граждан жилыми помещениями в соответствии с жилищным законодательством относятся к вопросам местного значения городского поселения.
Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил, что, как следует из материалов дела, спорные жилые помещения принадлежат муниципальному образованию на праве собственности, предназначены для предоставления малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда, а поставляемая истцом тепловая энергия используется с целью удовлетворения коммунально-бытовых нужд проживающих в них граждан. Истцом не представлено в дело доказательств использования спорных жилых помещений для осуществления коммерческой (профессиональной) деятельности. Таким образом, в отношении спорных квартир, предназначенных для предоставления малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда, подлежит применению подпункта «6» пункта 5 (3) Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 № 1075. Учитывая, что в данном случае коммунальный ресурс поставлялся в жилые помещения, предназначенные для проживания граждан, а не использовался для коммерческих или иных нужд, стоимость тепловой энергии должна определяться по тарифу для населения.
 
Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, ЭО была подана кассационная жалоба, в которой истец просил апелляционное постановление отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции. Доводы жалобы сводились к тому, что ЭО не согласна с выводами апелляционной инстанции о применении к обязательствам ответчика льготного тарифа для населения.
Оставляя постановление суда апелляционной инстанции без изменений, а жалобу – без удовлетворения, суд кассационной инстанции в принятом судебном акте (постановление АС ДВО от 30.11.2021 № Ф03-6147/2021) указал следующее.
Судом апелляционной инстанции верно отмечено, что действующее законодательство в сфере теплоснабжения не разграничивает категорию «население» в зависимости от того, кому принадлежит жилое помещение (МКД), в котором проживает гражданин. Критерием отнесения потребителя к категории «население» является использование ресурса в жилом помещении на коммунально-бытовые нужды.
Установление различных тарифов для одной группы недопустимо в силу того, что это ставит потребителей коммунальной услуги в неравное положение применительно к исполнению обязанности по оплате ресурсов, что не согласуется с общеправовыми принципами равенства и справедливости.
Согласно положениям пункта 1 статьи 17 Жилищного кодекса Российской Федерации жилое помещение предназначено для проживания граждан. Назначение жилого помещения не меняется в случае, если оно находится в собственности муниципального образования, которое может использовать такое помещение только для проживания граждан. При этом временное незаселение такого помещения не меняет его предназначения.
Учитывая, что жилое назначение помещений создает презумпцию его использования для целей проживания в них граждан, использование тарифов на коммунальные ресурсы, установленных для группы «население», предполагается.
Апелляционный суд учитывал, что предназначение жилого помещения
для проживания граждан не изменяется в зависимости от его заселения либо незаселения, что обусловило правомерность вывода о том, что плата за коммунальные услуги в отношении спорных жилых помещений должна производиться по тарифу для группы «население».
Ссылка кассаторов на то, что тариф для «населения» является льготным, не подлежащим в силу законодательного регулирования субъекта Российской Федерации применению к помещениям, в которых временно не проживают физические лица, не объясняет неравенства внутри одной группы потребителей, не основанного на положениях Закона о теплоснабжении, частью 17 статьи 10 которого предусмотрено, что установленные цены (тарифы) на тепловую энергию (мощность) и горячую воду в открытых системах теплоснабжения (горячего водоснабжения), используемые для расчета размера платы за коммунальные услуги по отоплению, горячему водоснабжению для населения и приравненных к нему категорий потребителей, применяются для расчетов за тепловую энергию (мощность) и горячую воду, поставляемые организациям, предоставляющим внаем жилые помещения в наемных домах в соответствии с жилищным законодательством.
 
6. Изменение количественного состава объектов, произошедшее после заключения муниципального контракта на их снабжение тепловой энергией через присоединенную сеть и повлекшее увеличение лимитов бюджетных обязательств, не освобождает орган по управлению муниципальным имуществом от оплаты тепловой энергии, фактически поставленной энергоснабжающей организацией (по материалам дела № А37-1019/2021).
Хозяйственное общество - поставщик тепловой энергии (далее – истец, ЭО), обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к органу власти по управлению муниципальным имуществом (далее – ответчик) о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию на объект, принадлежащий ответчику, а также взыскании неустойки (пени), начисленной в связи с неисполнением обязательств по муниципальному контракту на снабжение тепловой энергией через присоединенную сеть.  
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции было установлено, что между ЭО и ответчиком был заключен муниципальный контракт на снабжение тепловой энергией через присоединенную сеть, в соответствии с которым ЭО обязалась в период с 01.04.2018 по 31.12.2018 поставлять на объекты (помещения различного назначения), принадлежащие ответчику, тепловую энергию. Перечень объектов был указан в контракте. Согласованная сторонами цена контракта составляла 1 019 111 руб. 82 коп.
В период действия контракта количественный состав объектов, принадлежащих ответчику, увеличился на один объект. ЭО направила в адрес ответчика дополнительное соглашение о включении объекта - нежилое помещение для отделения банка,  в перечень объектов, на которые поставляется тепловая энергия по ранее заключенному муниципальному контракту. Ответчик от подписания дополнительного соглашения уклонился. При этом ЭО, выполняя обязательства по контракту, поставляла тепловую энергию на данный объект.
Арбитражный суд первой инстанции, принимая решение об удовлетворении требований ЭО, руководствовался нормами параграфа 6 главы 30 ГК РФ, статьями 330 и 332 ГК РФ, а также общими положениями об обязательствах. Кроме того, мотивируя свое решение, суд указал, что отсутствие между истцом и ответчиком договора энергоснабжения, оформленного в виде отдельного документа, по объекту - нежилое помещение для отделения банка, значения не имеет, поскольку согласно рекомендации, изложенной в пункте 3 Обзора практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.1998 № 30), отсутствие договорных отношений с организацией, чьи теплопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии.
Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции также руководствовался пунктом 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 № 14): в тех случаях, когда потребитель пользуется услугами (энергоснабжение, услуги связи и т. п.), оказываемыми обязанной стороной, однако от заключения договора отказывается, арбитражные суды должны иметь в виду, что фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с пунктом 3 статьи 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги (выполняющей работы). Поэтому отношения сторон по энергоснабжению спорных объектов должны рассматриваться как договорные.
 
На решение суда первой инстанции была подана апелляционная жалоба, в которой ответчик просил отменить решение полностью. В обоснование жалобы ответчик указал, что согласно заключенному им с ЭО муниципальному контракту на снабжение тепловой энергией через присоединенную сеть цена контракта является твердой, между тем, при выполнении контракта ЭО была превышена стоимость фактически отпущенной тепловой энергии по отношению к согласованной сторонами цене контракта.
Суд апелляционной инстанции, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, не установил оснований для его отмены или изменения. Оставляя жалобу без удовлетворения, суд апелляционной инстанции указал, что доводы ответчика о превышении истцом стоимости фактически отпущенной тепловой энергии по отношению к согласованной цене муниципального контракта подлежат отклонению, поскольку, согласно пункту 1 статьи 544 ГК РФ, оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.
Также суд апелляционной инстанции указал, что согласование лимитов бюджетных обязательств и оплата потребленной энергии только в пределах утвержденных лимитов не освобождает подателя жалобы от оплаты фактически потребленной теплоэнергии и при превышении таких лимитов (постановление ШААС от 23.10.2021 № 06АП-5490/2021).