Обзор судебной практики по делам о создании, реорганизации и ликвидации организаций, рассмотренных в 2018, пер. пол. 2019 года

Дата: 
03.02.2020

ОДОБРЕН

Постановление Президиума

Арбитражного суда

Магаданской области

от 23.01.2020 № 1

 

ОБЗОР

судебной практики по делам о создании, реорганизации и ликвидации организаций, рассмотренных

в 2018 году и в 1 полугодии 2019 года

В соответствии с Планом работы Арбитражного суда Магаданской области на 2 полугодие 2019 года, утвержденным приказом Арбитражного суда Магаданской области от 16.07.2019 № 26од, подготовлен Обзор судебной практики по делам о создании, реорганизации и ликвидации организаций, рассмотренных судьями арбитражного суда в 2018 году и в первом полугодии 2019 года.

Всего за анализируемый период 2018 года – первого полугодия 2019 года судьями Арбитражного суда Магаданской области (далее – арбитражный суд, суд) было рассмотрено 20 дел о создании, реорганизации и ликвидации организаций. В течение 2018 года судьи рассмотрели 13 дел данной категории, что составило 0,35 % от общего количества дел, рассмотренных судом. В первом полугодии 2019 года было рассмотрено 7 дел данной категории, что составило 0,46 % от общего количества рассмотренных в суде дел.

Из анализа сведений статистического учета количества дел, рассмотренных судьями арбитражного суда, следует, что дела о создании, реорганизации и ликвидации организаций не относятся к числу многочисленных и часто рассматриваемых дел.

Изучение судебных актов позволяет распределить дела, рассмотренные судом, на следующие группы по содержанию разрешенных требований:

1) дела о ликвидации организаций по исковым заявлениям налогового органа – 14 дел;

2) дела о признании незаконными действий налогового органа по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц сведений об исключении юридического лица из реестра как недействующего – 3 дела;

3) дела о признании неправомерным бездействия ликвидатора юридического лица, рассмотренные по заявлениям налогового органа – 1 дело.

Производство по двум делам (№ А37-881/2018 и № А37-332/2019) прекращено по пункту 1 части 1 статьи 150  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), в связи с неподведомственностью споров арбитражному суду.

В 2018 году – первом полугодии 2019 года судебные акты, вынесенные по результатам рассмотрения 17 дел (№№ А37-1917/2017, А37-2011/2017, А37-2012/2017, А37-2284/2017,  А37-2689/2017, А37-881/2018, А37-982/2018, А37-1243/2018, А37-1552/2018, А37-1553/2018, А37-1554/2018, А37-1555/2018, А37-2874/2018, А37-3151/2018, А37-3238/2018, А37-332/2019, А37-368/2019), не обжаловались и вступили в законную силу.

По делам № А37-2058/2018 и № А37-3222/2018 на решения суда первой инстанции были поданы апелляционные жалобы. По результатам их рассмотрения суд апелляционной инстанции оставил судебные акты суда первой инстанции без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

По делу № А37-1925/2018 решение обжаловалось в судах апелляционной и кассационной инстанций. По результатам рассмотрения жалоб суд апелляционной инстанции и суд кассационной инстанции оставили судебный акт суда первой инстанции без изменения, жалобы – без удовлетворения.

1. Арбитражный суд удовлетворяет исковое заявление налогового органа  о ликвидации организации, если в ходе рассмотрения заявления будет установлено, что связь с организацией по адресу, отраженному в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ), невозможна, а направляемые в адрес организации и ее учредителей (участников) и лиц, имеющих право действовать от имени организации без доверенности, уведомления о необходимости представления в налоговый орган достоверных сведений об адресе организации не исполняются. При этом проведенной налоговым органом проверкой установлен факт отсутствия организации по адресу, указанному в ЕГРЮЛ (по материалам дела № А37-2011/2017).

Налоговый орган (далее – истец) обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к ответчикам - хозяйственному обществу (далее – общество, ответчик) и гражданину Т., являющемуся учредителем общества, в котором просил: ликвидировать общество; возложить обязанности по ликвидации общества на учредителя – гражданина Т.; установить срок для предоставления в суд утвержденного ликвидационного баланса и завершения ликвидационной процедуры общества в течение 6 месяцев со дня вступления решения в законную силу.

В обоснование правовой позиции истец указал, что сотрудниками налогового органа была проведена дополнительная проверка местонахождения общества, составлен протокол осмотра объекта недвижимости, согласно которому общество по указанному в ЕГРЮЛ адресу отсутствует. При этом, общество является действующим юридическим лицом, что подтверждается предоставляемой в 2017 году налоговой отчетностью и движением денежных средств по счетам в кредитных учреждениях. Поскольку общество не является недействующим лицом, к нему не может быть применена административная процедура исключения из ЕГРЮЛ в порядке статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Решением суда от 22.01.2018 заявление налогового органа удовлетворено в полном объеме. При этом, суд исходил из следующего.

В соответствии с выпиской ЕГРЮЛ от 25.10.2017 хозяйственное общество было зарегистрировано в качестве юридического лица 05.10.2011, с местонахождением по адресу: г. Магадан, ул. Транспортная, д. 3, учредителем общества и лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица – генеральным директором является гражданин Т.

Налоговым органом, в целях установления места нахождения общества, были проведены следующие мероприятия: совершены выезды по адресу регистрации общества и составлены протоколы осмотра объекта недвижимости, включенного в ЕГРЮЛ, согласно которым установлено, что общество по указанному в ЕГРЮЛ адресу отсутствует, вывески, почтового ящика и других опознавательных знаков, указывающих на местоположение общества, не установлено; по адресу местонахождения общества и в адрес учредителя направлены уведомления о предоставлении сведений о фактическом адресе местонахождения юридического лица.

 Корреспонденция, направленная по адресу местонахождения общества возвращена в налоговый орган с отметкой «истек срок хранения», корреспонденция, направленная в адрес учредителя, получена адресатом, что подтверждено информацией сайта «Почта России». При этом от директора и учредителя общества ответ в налоговый орган не поступал, регистрационных действий, направленных на актуализацию адреса местонахождения юридического лица, произведено не было.

В целях получения сведений о заключенных обществом договорах аренды (субаренды), налоговым органом были направлены запросы в адрес собственников помещений по месту расположения хозяйственного общества. Из поступивших ответов на данные запросы установлено, что обществом не заключались договоры аренды помещений по адресу: г. Магадан, ул. Транспортная, д. 3.

Таким образом, при проведении мероприятий, направленных на установление места нахождения общества, налоговым органом было выявлено, что общество и его исполнительные органы по указанному адресу не располагаются.

На основании проведенных мероприятий по установлению адреса местонахождения юридического лица, ввиду отсутствия общества по адресу, отраженному в ЕГРЮЛ, налоговым органом была внесена запись в ЕГРЮЛ от 28.04.2017 о недостоверности сведений о юридическом лице.

Проанализировав в совокупности положения пункта 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), статьи 4, подпункта «в» пункта 1 статьи 5, подпункта «а» статьи 12 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ) , статей 3, 13 и 14 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон № 149-ФЗ), суд пришел к выводу, что данные об адресе юридического лица, на основании которых создается соответствующая часть государственного реестра, являющегося федеральным информационным ресурсом, должны содержать достоверную информацию.

В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 61 ГК РФ юридическое лицо ликвидируется по решению суда по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае признания государственной регистрации юридического лица недействительной, в том числе в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер. В пункте 23 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда лишь в случаях, предусмотренных ГК РФ, следовательно, неисполнение указанным лицом требований, содержащихся в иных законах, может служить основанием для ликвидации юридического лица, если суд квалифицирует соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» (далее - постановление Пленума № 61) при наличии информации о том, что связь с юридическим лицом по адресу, отраженному в ЕГРЮЛ, невозможна (представители юридического лица по адресу не располагаются и корреспонденция возвращается с пометкой «организация выбыла», «за истечением срока хранения» и т.п.), регистрирующий орган после направления этому юридическому лицу (в том числе в адрес его учредителей (участников) и лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности) уведомления о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений о его адресе и в случае непредставления таких сведений в разумный срок может обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации этого юридического лица (пункт 2 статьи 61 ГК РФ, пункт 2 статьи 25 Закона № 129-ФЗ).

Учитывая особенность нарушения законодательства, на основании которого предъявляется иск о ликвидации юридического лица, суд принимает меры по извещению лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, а также учредителей (участников) юридического лица о возбуждении производства по делу путем направления определения о принятии искового заявления к производству по их месту жительства (месту нахождения).

Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству может предложить юридическому лицу принять меры по устранению указанного нарушения путем представления в регистрирующий орган достоверных сведений о своём адресе, а  также отложить судебное разбирательство (статья 158 АПК РФ), предложив юридическому лицу представить в регистрирующий орган упомянутые сведения не позднее установленного в определении суда срока.

В случае невыполнения юридическим лицом указаний суда, данных в порядке подготовки дела к судебному разбирательству либо в определении об отложении судебного разбирательства, суд решает вопрос о ликвидации этого юридического лица, имея в виду, что такое его поведение свидетельствует о грубом нарушении подпункта «в» пункта 1 статьи 5 Закона № 129-ФЗ, допущенном при осуществлении своей деятельности (абзац третий пункта 2 статьи 61 ГК РФ, пункт 2 статьи 25 Закона № 129-ФЗ).

В соответствии с требованиями положений пункта 7 постановления Пленума № 61 арбитражный суд установил, что общество является действующим юридическим лицом, о чем свидетельствует представленная хозяйственным обществом в 2017 году налоговая отчетность и документы, подтверждающие движение денежных средств по счетам в кредитных учреждениях.

При этом, материалами дела подтверждаются факт отсутствия общества по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также не выполнение требования налогового органа о внесении изменений в ЕГРЮЛ об адресе юридического лица ни данным юридическим лицом, ни его учредителем.

Арбитражный суд учел, что в процессе рассмотрения дела судом были приняты дополнительные меры по извещению ответчиков о начавшемся процессе по всем имеющимся в материалах дела адресам. Однако, невзирая на указанные обстоятельства никаких документов в материалы дела по заявленным налоговым органом требованиям учредитель общества не направил.

В связи с тем, что ответчики требования определений арбитражного суда по настоящему делу не выполнили, какие-либо возражения не представили, то в соответствии со статьей 9, абзацем 2 части 3 статьи 41 АПК РФ на ответчиках лежит риск наступления последствий не совершения ими процессуальных действий.

На основании вышеизложенного, учитывая положения  статей 61, 62, 63 ГК РФ, части 3.1 статьи 70 АПК РФ, разъяснения пункта 7 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 84 от 13.08.2004 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации», суд пришел к выводу, что требования налогового органа о ликвидации общества подлежат удовлетворению в полном объеме.

Решением суда от 22.01.2018, принятое по настоящему делу, в вышестоящие судебные инстанции не обжаловалось и вступило в законную силу.

В рамках дел №№ А37-2012/2017, А37-2689/2017, А37-982/2018, А37-1243/2018, А37-1552/2018, А37-1553/2018, А37-1555/2018 и А37-2874/2018 требования налоговых органов о ликвидации юридических лиц, созданных в организационно-правовой форме хозяйственных обществ и зарегистрированных на территории Магаданской области, в связи с их отсутствием по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, были рассмотрены аналогичным образом, заявленные требования удовлетворены в полном объеме. Судебные акты по названным делам не обжаловались и вступили в законную силу.

2. Арбитражный суд прекращает производство по делу, возбужденному по исковому заявлению налогового органа о ликвидации организации, в случае поступления от истца соответствующего ходатайства и при наличии подтверждения факта принятия ответчиком мер по внесению изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) (по материалам дела № А37-368/2019).

Налоговый орган (далее – истец) обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к ответчикам - хозяйственному обществу и гражданину Ц., являющемуся учредителем общества. В исковом заявлении истец просил: ликвидировать общество; возложить обязанности по ликвидации общества на учредителя – гражданина Ц.; установить срок для предоставления в суд утвержденного ликвидационного баланса и завершения ликвидационной процедуры в течение 6 месяцев со дня вступления решения в законную силу. Основанием для обращения в суд являлось отсутствие общества по адресу, указанному в ЕГРЮЛ.

В суд от ответчика поступил письменный отзыв, в котором было указано, что единственным учредителем общества – гражданином Ц., были внесены изменения в ЕГРЮЛ об изменении в уставе общества юридического адреса. К поступившему от ответчика отзыву прилагались документы, подтверждающие факт внесения изменений в ЕГРЮЛ. В этой связи ответчик просил суд отказать в удовлетворении исковых требований налогового органа.   

От истца в материалы дела поступило ходатайство об отказе от исковых требований в связи с устранением ответчиком нарушений Закона № 129-ФЗ. Суд, рассмотрев ходатайство истца об отказе от исковых требований, пришел к следующему.

В соответствии с частью 2 статьи 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом.

Проверив законность и обоснованность заявленного отказа от требований, исследовав представленные в его обоснование документы, суд пришел к выводу, что данный отказ истца от заявленных требований не противоречит требованиям материального и процессуального права, не затрагивает законных прав и интересов других лиц, в связи с чем, подлежит принятию.

Определением  от 16.04.2019 суд принял отказ истца от заявленных требований и прекратил производство по делу.

Дела №№ А37-1917/2017, А37-2284/2017 и А37-1554/2018, в рамках которых рассмотрены требования налоговых органов о ликвидации юридических лиц, созданных в организационно-правовой форме хозяйственных обществ и зарегистрированных на территории Магаданской области, в связи с их отсутствием по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, были прекращены судом по аналогичным основаниям в связи с поступлением ходатайства истца.

Судебные акты, принятые по указанным делам, в вышестоящие судебные инстанции не обжаловались и вступили в законную силу.

3. Арбитражный суд удовлетворяет требования налогового органа о признании неправомерным бездействия ликвидатора юридического лица, о признании действий ликвидатора, выразившихся в нарушении очередности погашения требований кредиторов, об обязании ликвидатора составить промежуточный ликвидационный баланс и об обязании ликвидатора осуществить процедуру ликвидации юридического лица в случае, если будет установлено, что ликвидатор длительный период не совершал реальных действий, направленных на проведение процедуры ликвидации юридического лица, тем самым не обеспечил баланс интересов всех участников правоотношений с учетом критериев добросовестности и разумности, а также нарушал очередность погашения требований кредиторов, установленную статье 64 ГК РФ (по материалам дела № А37-3222/2018).

Налоговый орган (далее – истец) обратился в арбитражный суд с заявлением к ответчику – ликвидатору хозяйственного общества (далее – ответчик, ликвидатор). Требования истца, с учетом последующих уточнений, состояли в следующем: о признании неправомерным бездействия ликвидатора, выразившегося в неосуществлении процедуры ликвидации юридического лица; о признании действия ликвидатора, выразившегося в нарушении очередности погашения требований кредитора – налогового органа, согласно статьи 64 ГК РФ, незаконным; об обязании ликвидатора составить промежуточный ликвидационный баланс хозяйственного общества и включить требования налогового органа в размере 334 374,08 рублей; об обязании ликвидатора осуществить процедуру ликвидации хозяйственного общества.

В обоснование правовой позиции истец указал, что после принятия учредителем решения от 07.02.2017 о ликвидации хозяйственного общества, утверждения ликвидатора, уведомления об этом налогового органа и принятия 21.03.2017 регистрирующим органом решения о государственной регистрации внесения в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица, к декабрю 2018 года ликвидатором общества не представлен промежуточный ликвидационный баланс, не приняты меры по выявлению кредиторов общества и погашению кредиторской задолженности юридического лица. Задолженность общества перед бюджетом с учетом последующих уточнений истца составила 334 374,08 рублей.

По данным картотеки арбитражных судов Российской Федерации, хозяйственное общество, действуя от представителя по доверенности, выданной ликвидатором, обращается в арбитражный суд с исковыми заявлениями к бюджетным учреждениям, юридическим лицам Ольского городского округа о взыскании денежных сумм.

После принятия судом решений, хозяйственным обществом, находящимся в стадии ликвидации, заключаются договоры переуступки требований по исполнительным листам с адвокатским бюро, которое в последующем обращается в суд с заявлениями о замене в порядке процессуального правопреемства взыскателя (хозяйственного общества) на данное адвокатское бюро согласно статье 48 АПК РФ.

Налоговый орган считает, что такие незаконные действия, не в рамках процедуры банкротства, свидетельствуют об обходе статьи 64 ГК РФ, очередности погашения ликвидатором требований кредиторов, нарушаются права бюджета. Таким образом, процедура добровольной ликвидации юридического лица фактически не проводится, а ликвидатором нарушаются положения статьи 63 и 64 ГК РФ. При имеющейся в ЕГРЮЛ записи от 21.03.2017 о том, что общество находится в стадии ликвидации, учитывая, что процедура ликвидации фактически не осуществляется, в настоящее время в ЕГРЮЛ содержатся недостоверные сведения о юридическом лице, что недопустимо для гражданского оборота.

Ответчик, возражая против удовлетворения заявленных налоговым органом требований, заявил, что вышеуказанное утверждение истца не соответствует действительности. В соответствии с пунктом 2 статьи 61 ГК РФ процедура ликвидации начата и продолжается до настоящего времени. Ликвидатором общества опубликовано сообщение о ликвидации, хозяйственная деятельность обществом прекращена, предпринимаются меры к взысканию дебиторской задолженности юридического лица, очередность удовлетворения требований кредиторов не нарушалась. Истец к обществу за включением требований в реестр требований кредиторов не обращался, истцом не соблюден обязательный досудебный порядок урегулирования спора, согласно пункту 1 статьи 64.1 ГК РФ. Оснований для удовлетворения требований истца о включении требования налогового органа в промежуточный ликвидационный баланс не имеется. Задолженность не может включаться в реестр на основании одного лишь заявления об этом кредитора при отсутствии доказательств наличия такой задолженности. Ответчик считает, что никаких доказательств «неосуществления» процедуры ликвидации истцом не предъявлено. По вопросу о месте нахождения юридического лица, общество указало, что после получения извещения о якобы допущенном несоответствии юридического адреса, в налоговый орган было направлено письмо, из которого следует, что ввиду нахождения общества в состоянии ликвидации и отсутствия хозяйственной деятельности, сотрудники постоянно по месту нахождения не находятся. Вместе с тем, местонахождение общества не изменилось, обществом заключен договор аренды помещения, расположенного по адресу: г. Магадан, ул. Гагарина, 25Б; копия договора аренды представлена в адрес налогового органа. Помещение используется по мере необходимости для выполнения задач, связанных с ликвидацией. Обеспечить постоянное нахождение сотрудников по месту нахождения, общество не имеет возможности, поскольку, в том числе, это повлечет увеличение текущих расходов, связанных с оплатой труда. Оснований считать, что общество по месту нахождения не находится, у налогового органа не имеется. В связи с чем, ответчик полагал, что основания для удовлетворения требований истца отсутствуют.

Решением от 29.04.2019 года суд удовлетворил требования истца в полном объеме.

При вынесении указанного решения суд, установив фактические обстоятельства дела, выслушав доводы и возражения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив представленные в деле доказательства, с учетом норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.

По требованию истца о признании неправомерным бездействия ликвидатора, выразившееся в неосуществлении процедуры ликвидации данного юридического лица.

Ликвидатором Общества 14.03.2017 в налоговый орган было представлено уведомление о ликвидации юридического лица, а 21.03.2017 регистрирующим органом было принято решение № 365А о государственной регистрации внесения в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица и назначении ликвидатора, о чем в ЕГРЮЛ внесена запись.

В журнале «Вестник государственной регистрации» часть 1 № 15 (629) от 19.04.2017/803 опубликованы сведения о том, что Общество уведомляет о принятом решении о ликвидации юридического лица с указанием адреса для направления требовании кредиторов и срока их принятия, а, именно, 2 месяца с момента опубликования настоящего сообщения по адресу Общества.

Налоговым органом 21.04.2016 вынесено решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке. Основанием для вынесения данного решения указано: непредставление налоговой декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2015 год со сроком 31.03.2016.

Налоговым органом в адрес ликвидатора 20.03.2017 была направлена информация о том, что данный налоговый орган, как кредитор от имени государства, в порядке статей 61, 63 и 64 ГК РФ направляет справку о состоянии расчетов по налогам, сборам, пеням, штрафам по состоянию на 14.03.2017. Письмо кредитора получено ликвидатором 25.03.2017, но  ответа от ликвидатора в налоговый орган не поступило.

Энергоснабжающей организацией (ПАО «Магаданэнерго») 11.10.2017 в адрес ликвидатора было направлено заявление о включении требований в промежуточный ликвидационный баланс в сумме 1 110 407,48 рублей. Данное заявление было получено ликвидатором, но какого-либо ответа в адрес кредитора не поступило.

Ликвидатор 31.10.2017 обратился в кредитную организацию (банк), в которой у хозяйственного общества были открыты расчетные счета. В банк было подано заявление о расторжении договора банковского счета между хозяйственным обществом и банком, закрытии расчетного счета. В заявлении ликвидатор также указал на необходимость перечисления имеющихся на счете денежных средств на расчетный счет, открытый на физическое лицо.

Кредитная организация, в ответ на поступившее заявление,  уведомила ликвидатора, что по счету имеются ограничения, вынесенные налоговым органом, в связи с чем, закрытие расчетного счета, а также перечисление денежных средств возможно только после отмены ограничений.

Налоговый орган 20.12.2017 направил в адрес учредителя и ликвидатора хозяйственного общества уведомление о необходимости предоставить копии договоров аренды офисных помещений, адрес которых содержится в ЕГРЮЛ, в противном случае в ЕГРЮЛ вносится запись о недостоверности сведений о юридическом лице. Уведомление было получено ликвидатором.  Уведомление, направленное  по юридическому адресу хозяйственного общества, вернулось налоговому органу по причине истечения срока хранения.

От представителя хозяйственного общества в адрес налогового органа 19.12.2018 поступила копия договора аренды помещения, в связи с поступлением в адрес ликвидатора извещения о составлении в отношении него протокола об административном правонарушении по факту несоответствия юридического адреса общества фактическому месту нахождения организации.  При этом, представленный в налоговый орган договор аренды кабинета по адресу: г. Магадан, ул. Гагарина, 25Б был заключен между гражданином – собственником помещения и хозяйственным обществом только 01.08.2018, в то время, как данные о недостоверности сведений об адресе Общества  были внесены налоговым органом в ЕГРЮЛ 29.01.2018.

Таким образом, суд пришел к выводу, что представление 19.12.2018 договора аренды от 01.08.2018, а также отсутствия вывески с наименованием данного лица на доме (который является жилым многоквартирным домом) свидетельствует о правомерности вывода налогового органа о недостоверности адреса хозяйственного общества до 01.08.2018.        

Принятие ликвидатором мер 31.10.2017 к закрытию единственного расчетного счета хозяйственного общества при наличии многочисленных судебных дел, по которым в пользу общества взыскиваются денежные суммы, в том числе, из муниципального бюджета и которые за 10% от их реальной стоимости по договорам цессии переходят к иному лицу – адвокатскому бюро, по мнению суда, однозначно свидетельствуют о том, что ликвидатор в нарушение требований пункта 4 статьи 62 ГК РФ действовал недобросовестно и не в интересах кредиторов.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 63 ГК РФ ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица. Однако, ликвидатор не только не принимал меры к выявлению кредиторов, а игнорировал уже имеющихся.

Исходя из установленных фактических обстоятельств и доказательств по делу, суд считает, что закрытие единственного расчетного счета по заявлению ликвидатора при одновременной активности по взысканию дебиторской задолженности, в том числе, посредством подачи заявлений в арбитражный суд, нельзя считать тождественным действиям по получению дебиторской задолженности, установленным в абзаце 2 пункта 1 статьи 63 ГК РФ, ввиду того, что денежные средства из бюджетов, в том числе, муниципальных, могут быть перечислены только на банковский счет взыскателя, который закрыт.

Кроме того, ликвидные задолженности по взысканию денежных средств из муниципальных бюджетов, в том числе, по судебным делам, указанным истцом в настоящем деле, в общей сложности, составляющие несколько сотен тысяч рублей, передаются хозяйственным обществом по договорам цессии между ним и адвокатским бюро за 10%. Однако, указывая на эти факты, адвокатское бюро не представило ни пояснений, ни конкретных доказательств реальной оплаты 10% по договорам цессии с обществом, а также каким образом общество получает эти суммы от адвокатского бюро и как их оформляет. Не представлено указанных документов и от хозяйственного общества.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что в нарушение требования абзаца 2 пункта 1 статьи 63 ГК РФ ликвидатор принимает меры, направленные на уменьшение взысканной дебиторской задолженности хозяйственного общества, а не на ее получение.

Суд признал правомерными доводы налогового органа о незаконности длительного бездействия ликвидатора по не составлению промежуточного ликвидационного баланса, в силу следующего.

19.06.2017 истек 2-х месячный срок для заявления требований кредиторов хозяйственного общества. Согласно пункту 2 статьи 63 ГК РФ после окончания срока предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворённых вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией.

При этом согласно абзацу 2 статьи 190 ГК РФ срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Таким образом, суд пришел к выводу, что  с учетом пункта 2 статьи 63 ГК РФ, срок составления промежуточного ликвидационного баланса наступает сразу после окончания срока предъявления требований кредиторами, поэтому довод хозяйственного общества о том, что нормы ГК РФ не содержат срока на составление промежуточного ликвидационного баланса, является ошибочным.

В любом случае, из системного толкования статей 10 и 62 ГК РФ предусмотренные законом действия должны совершаться с обеспечением баланса интересов всех участников сложившихся правоотношений с учетом критериев добросовестности и разумности.

Поэтому суд считает, что бездействие, выразившееся в не составлении промежуточного ликвидационного баланса в течение около 2 лет – с 20.06.2017 по 22.04.2019 (дата итогового судебного заседания по настоящему делу) не может быть признано разумным и добросовестным.

Материалами дела подтверждается и не оспаривается лицами, участвующими в деле, что ни на дату обращения налогового органа в суд с настоящим исковым заявлением, ни на дату рассмотрения дела по существу ликвидатор не составил промежуточный ликвидационный баланс.

Также суд пришел к выводу об отсутствии доказательств совершения ликвидатором каких-либо иных реальных действий по процедуре ликвидации, установленных статьями 61 - 64.1 ГК РФ, кроме действий им противоречащих – уменьшении поступления взыскиваемой дебиторской задолженности общества посредством заключения договоров цессии с адвокатским бюро. 

В связи с вышеизложенным, суд удовлетворил требование истца о признании неправомерным бездействия ликвидатора, выразившееся в неосуществлении процедуры ликвидации юридического лица; требование налогового органа о возложении на ликвидатора обязанности осуществить процедуру ликвидации хозяйственного общества в соответствии со статьями 61 - 64.1 ГК РФ, а также требование о возложении на ликвидатора обязанности составить промежуточный ликвидационный баланс хозяйственного общества, ввиду истечения разумных сроков на его составление.

По требованию о признании незаконными действия ликвидатора, выразившиеся в нарушении очередности погашения требований кредитора – налогового органа, согласно статьи 64 ГК РФ, суд пришел к следующему.

Согласно пункту 5 статьи 63 ГК РФ выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной статьей 64 ГК РФ, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом со дня его утверждения.

Учитывая то обстоятельство, что на дату судебного заседания промежуточный ликвидационный баланс общества не составлен и не утвержден, суд признал ошибочным довод хозяйственного общества, отраженный им в пункте 2 отзыва о том, что в связи с не предъявлением налоговым органом требований ликвидатору, удовлетворение требований кредиторов 4 очереди никак не противоречит интересам истца и бюджета.

Удовлетворение ликвидатором требований кредиторов 4 очереди является незаконным, так как осуществляется данным лицом в нарушение требований пункта 5 статьи 63 ГК РФ.

Кроме того, с учетом того, что материалами дела подтверждается факт того, что ликвидатор получил от налогового органа как кредитора заявление со ссылками на статьи 61, 63 и 64 ГК РФ вместе со справкой о состоянии расчетов с бюджетом на 14.03.2017, суд пришел к выводу о том, что ликвидатор также нарушил очередность выплат денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица, установленной статьей 64 ГК РФ, ввиду того, что согласно пункту 1 данной статьи в третью очередь производятся расчеты по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды, а в четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.

Таким образом, суд пришел к выводу, что требование о признании незаконным действия ликвидатора, выразившееся в нарушении очередности погашения требований кредитора – налогового органа, согласно статьи 64 ГК РФ, также подлежит удовлетворению. На ликвидатора возложена обязанность включить в промежуточный ликвидационный баланс требование налогового органа  в размере 334 374,08 рублей.

Решение от 29.04.2019, вынесенное судом первой инстанции по указанному делу, было обжаловано ликвидатором хозяйственного общества и Обществом  в суд апелляционной инстанции. По результатам рассмотрения апелляционных жалоб суд второй инстанции постановил: решение от 29.04.2019 по делу № А37-3222/2018 Арбитражного суда Магаданской области оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2019 № 06АП-3613/2019).

4. Арбитражный суд удовлетворяет требования юридического лица об отмене решения налогового органа об исключении этого лица из ЕГРЮЛ, если будет установлено, что такое решение было принято налоговым органом по формальным основаниям, заключающимся в том, что юридическое лицо в течение 12 месяцев не представляло налоговую отчетность и на банковских счетах не происходило движение денежных средств (по материалам дела № А37-1925/2018).

Учредитель хозяйственного общества (далее – заявитель, а также Общество) обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения налогового органа о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица, на основании которого, по истечению трехмесячного срока, были внесены записи в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица, а также просил о восстановлении статуса Общества как действующего юридического лица и о внесении соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

Установив фактические обстоятельства дела, выслушав доводы и возражения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив представленные в деле доказательства, с учетом норм материального и процессуального права, суд признал требования заявителя обоснованными и подлежащими удовлетворению исходя из следующего.

Хозяйственное общество было зарегистрировано 11.08.2014 налоговым органом в качестве юридического лица. По договору об учреждении Общества учредителями ООО являлись хозяйственное общество «В» и гражданин К. Согласно протоколу участников от 01.08.2014 директором Общества был назначен гражданин К.

29.01.2018 в отношении Общества сформированы и представлены в регистрирующий орган следующие документы: справка о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренной законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, согласно которой последней датой представления документов отчетности является 09.12.2016; справка об отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или об отсутствии у юридического лица открытых банковских счетов, согласно которой заявитель не имеет действующих банковских счетов.

Налоговый орган, как уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, 02.02.2018 принял решение о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица в связи с непредставлением в течение 12 месяцев, предшествующих его исключению из указанного реестра, документов отчетности по налогам и сборам и отсутствием сведений об открытых расчётных счетах. Данное решение 24.08.2016 опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации» № 5 (670) от 07.02.2018.

В срок, установленный пунктом 4 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ, заявления от Общества, кредиторов и иных лиц, чьи права и законные интересы затрагивает исключение юридического лица из ЕГРЮЛ, в регистрирующий орган не поступили, поэтому 25.05.2018 регистрирующим органом в ЕГРЮЛ была внесена запись об исключении из ЕГРЮЛ Общества как фактически прекратившего свою деятельность.

В силу пункта 8 статьи 22 Закона № 129-ФЗ, исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Решение налогового органа обжаловалось заявителем в вышестоящий налоговый орган, но жалоба была оставлена без удовлетворения.

В связи с чем, заявитель, считая решение налогового органа незаконным, обратился в суд с вышеназванным  заявлением и просил суд удовлетворить его требования в полном объёме. В материально-правовое обоснование заявленных исковых требований сослался на статьи 1, 49, 190, пункт 2 статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), пункты 1, 2, 3 статьи 21.1 Федерального закона № 129-ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон о государственной регистрации). При этом указал, что об исключении Общества из ЕГРЮЛ его директор и учредитель К. узнал 06.06.2018, в процессе судебного разбирательства в Арбитражном суде Магаданской области в рамках дела № А37-1589/2017.

Рассматривая данный спор, суд установил, что 02.02.2018 регистрирующим органом в ООО «Коммерсант картотека» (оператор по использованию баз данных и информационных ресурсов) был направлен электронный файл о публикации решения о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ.

При этом в журнале «Вестник государственной регистрации» № 5 (670) февраль 2018 имеется указание «подписано в печать 02.02.2018», «дата выхода журнала 07.02.2018».

Ввиду того, что график выхода журнала «Вестник государственной регистрации» - по средам, то публикация о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ состоялась в среду - 07.02.2018.

Таким образом, суд пришел к выводу, что регистрирующим органом не допущено процессуальное нарушение сроков публикации, права и интересы заявителя в данном случае не нарушены, поскольку трехмесячный срок для направления возражений, установленный пунктом 4 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ исчислялся с даты публикации - 07.02.2018, а не с даты вынесения решения о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ.

Суд считает, что с учетом предусмотренной статьями 21.1 и 22 Закона № 129-ФЗ процедуры исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, исключение регистрирующим органом такого лица из государственного реестра является самостоятельным действием, которое совершается им после принятия и опубликования решения о предстоящем исключении недействующей организации и истечения срока для направления кредиторами и иными заинтересованными лицами своих заявлений.

Суд установил, что в рассматриваемой ситуации основанием для принятия регистрирующим органом решения о предстоящем исключении Общества как недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, послужило наличие сведений об отсутствии банковских счетов и о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчётности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Следовательно, Общество отвечало всем признакам прекратившего свою деятельность юридического лица.

Однако, суд указал,  из статьи 21.1 Закона о государственной регистрации не следует, что формальное наличие данных признаков императивно влечет исключение юридического лица из ЕГРЮЛ; нормы данной статьи предусматривают исключение из реестра юридических лиц действительно прекративших свою деятельность.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 06.12.2011 № 26-П разъяснил, что правовое регулирование, установленное статьей 21.1 Закона № 129-ФЗ, направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым - на обеспечение стабильности гражданского оборота.

Данная позиция Конституционного Суда Российской Федерации применима как к некоммерческим, так и к коммерческим организациям, поскольку положения статьи 21.1 Закона о государственной регистрации устанавливают единые критерии для признания юридического лица прекратившим ведение предпринимательской деятельности, независимо от того, является организация коммерческой или некоммерческой.

Таким образом, суд пришел к выводу, что юридическое лицо подлежит исключению из ЕГРЮЛ в порядке статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ только в случае фактического прекращения своей деятельности.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации в вышеназванном постановлении указал, что иной правоприменительный подход означал бы произвольное исключение действующего юридического лица из ЕГРЮЛ по формальным основаниям непредставления таким лицом налоговой и бухгалтерской отчетности и отсутствия движения денежных средств по счетам, что не соответствует статьям 8, 34 Конституции Российской Федерации, статьям 1, 2, 49 ГК РФ.

Исходя из вышеизложенной правовой  позиции Конституционного Суда Российской Федерации, суд считает, что при рассмотрении настоящего дела не может ограничиться лишь установлением обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ.

Заявителем в качестве подтверждения осуществления деятельности в материалы дела представлены копии переписки с иными хозяйственными обществами, органами государственной власти, выполняющими контрольно-надзорные функции, а также копии счетов-фактур. Кроме того, в судебном заседании установлено, что с 28.07.2017 в производстве арбитражного суда находится дело № А37-1589/2017 по исковому заявлению Общества о взыскании суммы задолженности по договору подряда от 07.04.2016, суммы упущенной выгоды и процентов за пользование чужими денежными средствами. В ходе рассмотрения дела № А37-1589/2017 представитель Общества – заявитель по настоящему делу, проявлял высокую процессуальную активность, фактически реализуя свое конституционное право на судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации).

Оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к выводу о том, что на момент принятия регистрирующим органом решения от 02.02.2018 и внесения 28.05.2018 записи об исключении из ЕГРЮЛ Общество фактически свою деятельность не прекратило.

При таких обстоятельствах суд считает, что непредставление юридическим лицом отчетности может свидетельствовать о нарушении им требований налогового законодательства, однако не всегда может быть признано правомерной причиной для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ. Непредставление отчетности и отсутствие операций по банковскому счету само по себе не является безусловным основанием для принятия решения о внесении в ЕГРЮЛ записи об исключении юридического лица.

Арбитражный суд, учитывая, что фактически Общество не прекратило осуществления своей деятельности, пришел к выводу, что решение о предстоящем исключении его из ЕГРЮЛ принято по формальным основаниям, действия по исключению юридического лица из ЕГРЮЛ нарушают права и законные интересы Общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности в данном случае права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон.

Оценив в совокупности представленные в дело документы, с учетом положений вышеназванных норм права, пункта 2 статьи 201 АПК РФ, а также разъяснений Конституционного суда Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что оспариваемые действия налогового органа об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ являются незаконными, противоречащими требованиям действующего законодательства, нарушающими права и законные интересы Общества, и препятствующими осуществлению деятельности.

На основании вышеизложенного, оспариваемое заявителем решение налогового органа признано судом недействительным, а также признана недействительной запись в ЕГРЮЛ об исключении Общества из ЕГРЮЛ.

В качестве мер, направленных на устранение нарушений прав заявителя, суд возложил на ответчика обязанность восстановить в ЕГРЮЛ запись об Обществе как о действующем юридическом лице.

Налоговый орган не согласился с решением суда первой инстанции и обжаловал судебный акт в суд второй инстанции.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, указал, что  апелляционная жалоба не содержит доводов, которым судом первой инстанции не дана надлежащая оценка. У суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для переоценки доказательств и выводов суда. При таких обстоятельствах решение суда о признании оспариваемого акта регистрирующего органа недействительным, а также о признании недействительной записи в ЕГРЮЛ за государственным регистрационным номером  в отношении Общества об исключении данного юридического лица из ЕГРЮЛ, о мерах, направленных на устранение нарушений прав заявителя (возложение на ответчика обязанности восстановить в ЕГРЮЛ запись об Обществе, как о действующем юридическом лице) не подлежит отмене или изменению, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2018 № 06АП-6203/2018).

Решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции было обжаловано налоговым органом в суд кассационной инстанции.

Проверив законность и обоснованность принятых судебных актов, суд кассационной инстанции указал, что правовые основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций отсутствуют. В связи с чем, суд кассационной инстанции постановил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.04.2019 № Ф03-684/2019).

Аналогичным образом судом было рассмотрено дело № А37-2058/2018 по заявлению ликвидатора совхоза «Сеймчан» о признании незаконными действий налогового органа по внесению в ЕГРЮЛ сведений об исключении совхоза «Сеймчан» как фактически прекратившего свою деятельность и восстановлении статуса совхоза в качестве действующего юридического лица путем аннулирования в ЕГРЮЛ записи. Суд первой инстанции удовлетворил требования ликвидатора в полном объеме. На решение суда первой инстанции налоговым органом была подана апелляционная жалоба.

Суд апелляционной инстанции, оставляя без изменения судебный акт суда первой инстанции, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, указал следующее: довод налогового органа, что для признания юридического лица прекратившим свою деятельность действующее законодательство помимо совокупности условий, приведенных в статье 21.1 Закона №129-ФЗ, не предусматривает иных требований, а также обязанности регистрирующего органа каким-либо иным способом удостовериться в фактическом неосуществлении хозяйственной деятельности исключаемого из ЕГРЮЛ юридического лица, признается несостоятельным, так как основан на ошибочном толковании норм Закона № 129-ФЗ. Юридическое лицо не может считаться прекратившим деятельность по одним лишь формальным признакам, поскольку деятельность юридического лица не ограничивается предоставлением документов отчетности, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах и осуществлением операций по банковским счетам (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2019 № 06АП-1517/2019).

Аналогичным образом судом  рассмотрено дело № А37-3151/2018  по заявлению учредителя Общества  к налоговому о признании незаконными действий, выразившихся во внесении 09.01.2018 в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности Общества, о признании недействительной записи в Едином государственном реестре юридических лиц от 09.01.2018 и об обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя. Суд первой инстанции решением от 23.04.2019 удовлетворил требования учредителя Общества  в полном объеме. Данное решение суда первой инстанции в вышестоящие судебные инстанции не обжаловалось и вступило в законную силу.