Обзор дел по оспариванию действий, бездействия, актов службы судебных приставов в 2015-16 гг.

Дата: 
07.08.2017

Одобрен

Постановлением Президиума

Арбитражного суда

Магаданской области

от 03.08.2017 № 8

 

ОБЗОР

дел по оспариванию действий, бездействия, актов службы судебных приставов в 2015 – 2016 годах

 

   Обзор подготовлен во исполнение пункта 4.1.2 плана работы Арбитражного суда Магаданской области на первое полугодие 2017 года.

   В соответствии с часть 1 статьи 14 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве), решения по вопросам исполнительного производства, принимаемые судебным приставом-исполнителем, главным судебным приставом Российской Федерации, главным судебным приставом субъекта (главным судебным приставом субъектов) Российской Федерации, старшим судебным приставом и их заместителями (далее также – должностное лицо службы судебных приставов) со дня направления (предъявления) исполнительного документа к исполнению, оформляются постановлениями должностного лица службы судебных приставов.

   В силу положений части 4 статьи 14 Закона об исполнительном производстве постановление судебного пристава-исполнителя или иного должностного лица службы судебных приставов подлежит исполнению в срок, указанный в постановлении, и может быть обжаловано в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов или оспорено в суде.

   Исполнительными действиями, как это закреплено в части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве, являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия: вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации; запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международными договорами Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки; проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов, по исполнению исполнительных документов; давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах; входить в нежилые помещения, занимаемые должником или другим лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам, в целях исполнения исполнительных документов и ряд других, предусмотренных пунктами 6 – 17 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве.

   Согласно части 1 статьи 329 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта (главного судебного пристава субъектов) Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных названным Кодексом и другими федеральными законами, по правилам, установленным  главой 24 данного Кодекса.

   В соответствии с частью 1 статьи 198, частью 4 статьи 200, частями 2 и 3 статьи 201 АПК РФ для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие оспариваемых ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

   В силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

   При рассмотрении данной категории споров суд также руководствуется разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Постановление Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 59).

   За анализируемый  период Арбитражным судом Магаданской области (далее – арбитражный суд, суд) рассмотрено 48 дел данной категории. Из них: удовлетворено требований заявителей – 19; отказано в удовлетворении – 14; по 15 производство по делу прекращено (в том числе,  в связи с отказом от заявленных требований  - 10, в связи с неподведомственностью  - 5).

   В апелляционную инстанцию обжаловано 8 судебных актов, из них 2 апелляционные жалобы возвращены, в кассационную инстанцию обжаловано 2 судебных акта. Один судебный акт обжалован в Верховный Суд Российской Федерации. По результатам рассмотрения судебные акты оставлены без изменения.

   Анализ сложившейся в арбитражном суде судебной практики  выявил следующие правовые подходы при рассмотрении дел данной категории.

   1. К предметной компетенции арбитражных судов не отнесена проверка действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, совершённых в рамках исполнительного производства, возбуждённого по выданному судом общей юрисдикции исполнительному документу.

   В деле № А37-1120/2016 заявитель, муниципальное бюджетное учреждение, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, вынесенного в рамках исполнительного производства.

   Судом установлено, что исполнительное производство возбуждено на основании исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции.

   Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 4 Постановления от 17.11.2015 № 50, компетенция судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей определяется в соответствии с нормами статьи 17 КАС РФ, статьи 29 АПК РФ и частей 2 и 3 статьи 128 Закона об исполнительном производстве. Исходя из указанных норм, вопросы, отнесенные к компетенции суда, выдавшего исполнительный документ, подлежат разрешению этим же судом.

   В этой связи производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ – спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

  По аналогичным основаниям прекращено производство по делу № А37-1135/2016.

   2. Если в рамках сводного исполнительного производства наряду с исполнительными документами арбитражных судов исполняются исполнительные документы, выданные судами общей юрисдикции, то заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства в целом, разрешаются судом общей юрисдикции.

    Арбитражным судом подлежит рассмотрению заявление об оспаривании постановления, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, если оно принято к производству арбитражного суда до объединения исполнительных производств в сводное исполнительное производство, в котором также исполняются исполнительные листы, выданные судами общей юрисдикции.

   В деле № А37-239/2015 заявитель, хозяйственное общество, обратился в суд с заявлением к подразделению службы судебных приставов об отмене постановления об аресте права требования должника по договору аренды.

   Судом установлено, что обжалуемое постановление вынесено в рамках сводного исполнительного производства, большинство исполнительных документов которого выданы судами общей юрисдикции. При этом постановление судебного пристава-исполнителя об объединении исполнительных производств в сводное исполнительное производство было вынесено почти год назад, т.е. до обращения заявителя в арбитражный суд.

   Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 4 Постановления от 17.11.2015 № 50, если в рамках сводного исполнительного производства наряду с исполнительными документами арбитражных судов исполняются исполнительные документы, выданные судами общей юрисдикции, и/или исполнительные документы несудебных органов, проверка законности которых относится к компетенции судов общей юрисдикции, то заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства в целом, разрешаются судом общей юрисдикции.

   Производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ – спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

   По аналогичным основаниям прекращены производства по делам № А37-234/2016, № А37-1269/2016.

   3. Пропуск срока на обращение в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении заявления.

   В деле № А37-1480/2016  заявитель, индивидуальный предприниматель, обратился в суд с заявлением к подразделению службы судебных приставов об отмене акта о наложении ареста (описи имущества) от 26.08.2015, акта о передаче изъятого имущества от 26.08.2015, постановления от 25.05.2016 о внесении изменений в ранее вынесенное постановление, а также о внесении изменений в постановление от 27.08.2015 об окончании исполнительного производства.

   Судом установлено, что судебным приставом-исполнителем 25.08.2015 было вынесено постановление, которым возбуждено исполнительное производство по исполнению решения арбитражного суда в отношении заявителя (индивидуального предпринимателя) с предметом исполнения: вернуть лизинговой компании переданное по договору финансовой аренды (лизинга) имущество.

   26.08.2015 судебным приставом-исполнителем был составлен акт наложения ареста (описи имущества) на имущество, находящееся в финансовой аренде (лизинге) у индивидуального предпринимателя. При аресте имущества присутствовал представитель индивидуального предпринимателя, который подписал акт наложения ареста и получил его копию.

   Следовательно, срок обращения с жалобой на акты от 26.08.2015 истёк 09.09.2015.

   Из письма представителя предпринимателя, поступившего в адрес службы судебных приставов 11.04.2016, также следует, что он знал о наличии оспариваемых документов и был не согласен с их вынесением.

  Участвуя 19.05.2016 в заседании в районном суде общей юрисдикции, индивидуальный предприниматель и его представитель по аналогичному делу знали о наличии оспариваемых актов: о наложении ареста и передаче изъятого имущества. Суд вынес определение о прекращении производства по делу, которое в полном объёме огласил лицам, участвующим в деле 19.05.2016 по выходу из совещательной комнаты.    

   Однако предприниматель обратился в арбитражный суд только 11.07.2016, следовательно, ходатайство о восстановлении пропущенного срока на обжалование не может быть удовлетворено в силу немотивированного длительного бездействия предпринимателя на подачу соответствующего заявления. Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 11 Постановления от 17.11.2015 № 50, пропуск срока на обращение в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении заявления.

   При этом суд также установил, что оспариваемые предпринимателем акты не нарушают его прав и интересов, поскольку отмена всех принудительных мер исполнения и ограничений по арестованному ранее имуществу вынесены в пользу должника – индивидуального предпринимателя.

   В удовлетворении требований отказано.

   4. Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора подлежит признанию недействительным в случае, если будет установлено, что должник был  лишён судебным приставом-исполнителем гарантии освобождения от исполнительского сбора, установленной частью 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве.

   В соответствии с положениями частей 1 и 2 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, исполнительский сбор может быть взыскан в случае неисполнения должником исполнительного документа в срок, установленный судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа, и только по истечении такого срока.

   В деле А37-869/2015 заявитель, хозяйственное общество, обратился в суд с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава- исполнителя о взыскании исполнительского сбора, вынесенного в рамках исполнительного производства.

   Обосновывая поданное в суд заявление хозяйственное общество указало, что не имело возможности добровольно исполнить требование судебного пристава-исполнителя об уплате 1578200,37 рублей налоговых платежей, так как постановление о возбуждении исполнительного производства от 11.02.2015 обществом не получено и у хозяйственного общества отсутствовала какая-либо информация о вынесении данного постановления.

   Судом  установлено, что постановление о взыскании исполнительского сбора было вынесено судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства, возбуждённого в отношении хозяйственного общества, по взысканию 1578200,37 рублей на основании исполнительного документа, выданного подразделением Федеральной налоговой службы. При этом в материалах исполнительного производства отсутствуют доказательства направления в адрес хозяйственного общества копии постановления от 11.02.2015 о возбуждении исполнительного производства, где должнику был установлен срок для добровольного исполнения требований.  

   Суд пришёл к выводу, что должник был лишён судебным приставом-исполнителем гарантии освобождения от исполнительского сбора, установленной пунктом 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве.

   Оспариваемое постановление признано судом недействительным как не соответствующее указанным выше положениям статьи 112 Закона об исполнительном производстве и нарушающее права и законные интересы должника.

   В деле № А37-2306/2015 хозяйственное общество (далее также – заявитель) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным постановления от 15.12.2015 о взыскании исполнительского сбора. Заявителем указано, что оспариваемое постановление было вынесено после обращения в арбитражный суд за отсрочкой исполнения судебного акта и в период действия вынесенного судебным приставом-исполнителем постановления от 09.12.2015 об отложении исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения на срок до 23.12.2015.

   При рассмотрении дела суд установил отсутствие доказательств того, что копия постановления от 12.11.2015 о возбуждении рассматриваемого исполнительного производства была направлена судебным приставом-исполнителем по юридическому адресу хозяйственного общества. Также отсутствовали сведения о том, когда копия данного постановления была получена обществом либо его законным представителем, т.е. когда началось течение 5-дневного срока на добровольное исполнение исполнительного документа.

   Кроме того, в материалах дела имеются документы, подтверждающие факт принятия арбитражным судом 07.12.2015 ходатайства хозяйственного общества о предоставлении отсрочки исполнения судебного акта, принятого по делу с участием хозяйственного общества, а также факт вынесения постановления от 09.12.2015 об отложении исполнительных действий и (или) применении мер принудительного исполнения по рассматриваемому исполнительному производству на срок с 09.12.2015 по 23.12.2015 включительно.

   Суд пришёл к выводу, что служба судебных приставов не доказала обоснованность вынесения оспариваемого постановления в период нахождения в производстве арбитражного суда заявления хозяйственного общества об отсрочке исполнения судебного акта, а также в период действия отложения исполнительных действий по постановлению от 09.12.2015.

   Оспариваемое постановление признано судом недействительным как не соответствующее положениям статьи 112 Закона об исполнительном производстве и нарушающее права и законные интересы должника.

   В деле № А37-431/2016 индивидуальный предприниматель (далее также – заявитель) обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по взысканию исполнительского сбора по исполнительному производству, а также недействительным постановления от 29.02.2016 о взыскании исполнительского сбора.

   Основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении предпринимателя послужил исполнительный лист, выданный арбитражным судом, согласно которому с  предпринимателя в пользу предпринимателя Ф. взыскано  258704,00 рублей.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что постановление от 27.01.2016 о возбуждении исполнительного производства было получено индивидуальным предпринимателем 03.02.2016, срок для добровольного исполнения исчисляется с 04.02.2016, соответственно, задолженность в добровольном порядке должна быть погашена до 10.02.2016 (включительно, пять дней со дня получения должником постановления). Однако 08.02.2016 предприниматель представил судебному приставу-исполнителю документы (судебный акт арбитражного суда), подтверждающие приостановление исполнения судебных актов, на основании которых был выдан исполнительный лист.

   На отмену приостановления исполнения судебных актов, принятого определением суда от 21.01.2016, указано в постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.02.2016.

   01.03.2016 индивидуальный предприниматель произвёл оплату задолженности в полном объёме.

   В постановлении о взыскании исполнительского сбора от 29.02.2016 не указана дата получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, не установлен факт истечения срока добровольного исполнения.

   На основании изложенного, суд пришёл к выводу о незаконности действий пристава по взысканию исполнительского сбора (поскольку должник уплатил задолженность в установленный 5-дневный срок) и о недействительности постановления от 29.02.2016 как несоответствующего требованиям действующего законодательства.

   Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

   В деле № А37-990/2016 административный орган (далее также – заявитель) обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления от 23.05.2016, вынесенного судебным приставом-исполнителем о взыскании исполнительского сбора в сумме 50000 рублей за неисполнение в установленный срок исполнительного листа, выданного арбитражным судом.

   При рассмотрении дела суд установил, что оспариваемое постановление вынесено до получения заявителем постановления о возобновлении исполнительного производства от 23.03.2016. Кроме того, 18.03.2016 судебному приставу-исполнителю поступило письмо административного органа от 17.03.2016 о мерах по исполнению решения суда. Полагая решение суда исполненным, административный орган 18.03.2016 направил также ходатайство от 18.03.2016 об окончании исполнительного производства.

   21.03.2016 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства об окончании исполнительного производства, которое получено административным органом только 10.05.2016.

   Суд пришёл к выводу, что у судебного пристава-исполнителя отсутствовали основания для вынесения оспариваемого постановления, так как оно не соответствует Закону об исполнительном производстве и нарушает права и законные интересы административного органа.

   5.  До внесения соответствующих дополнений в главу 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ)  возможность исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов государственных внебюджетных фондов территориальными подразделениями Федеральной службы судебных приставов не исключена.

   В деле № А37-247/2015 подразделение Пенсионного фонда России (далее также – заявитель) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства от 12.02.2015 о взыскании с заявителя  в пользу взыскателя, хозяйственного общества, задолженности в размере 2000 рублей.

   Заявитель считает, что в соответствии с требованиями части 2 статьи 1 Закона об исполнительном производстве, статьи 148, части 1 статьи 242.1 БК РФ исполнительный документ о взыскании денежных средств с подразделения Пенсионного Фонда России подлежит исполнению органами Федерального казначейства. Соответственно, исполнительное производство, должником по которому является государственный внебюджетный фонд, судебным приставом-исполнителем возбуждено неправомерно.

   Согласно правовой позиции ответчика, Федеральным законом от 07.05.2013 № 104-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием бюджетного процесса» в статью 168 БК РФ внесены дополнения, согласно которым с 01.01.2014 органам управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации предоставлено право осуществлять исполнение бюджетов государственных  внебюджетных   фондов   Российской Федерации через  органы  Федерального казначейства на основании соглашений.

   Изменив редакцию статьи 168 БК РФ, законодатель не определил порядок исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов государственных внебюджетных фондов. Однако отсутствие порядка исполнения исполнительных документов не означает, что они не должны исполняться до принятия дополнений в главу 24.1 БК РФ, поскольку такое основание отсутствует в статье 31 Закона об исполнительном производстве.

   Таким образом, по мнению ответчика, до внесения соответствующих дополнений в главу 24.1 БК РФ возможность исполнения таких судебных актов территориальными подразделениями Федеральной службы судебных приставов не исключена.

   Судом действия судебного пристава-исполнителя признаны правомерными.

   Суд пришёл к выводу, что до внесения соответствующих дополнений в главу 24.1 БК РФ возможность исполнения судебных актов территориальными подразделениями Федеральной службы судебных приставов не исключена. У судебного пристава- исполнителя отсутствовали предусмотренные пунктом 8 части 1 статьи 31 Закона об исполнительном производстве основания для отказа в возбуждении исполнительного производства, должником по которому является государственный внебюджетный фонд, на основании  заявления взыскателя.

   В удовлетворении требований заявителя отказано. Судом апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменений, в передаче кассационной жалобы (представления) для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации отказано.

   Аналогичные обстоятельства установлены судом при рассмотрении дела № А37-1292/2016. Судом апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменений.

   6. Приостановление исполнения судебного акта не является обстоятельством, исключающим возбуждение исполнительного производства.

   В деле № А37-431/2016 индивидуальный предприниматель (далее также – заявитель) обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства, а также недействительным постановления от 27.01.2016 о возбуждении исполнительного производства. 

   По мнению заявителя, действия пристава по возбуждению исполнительного производства являются незаконными, так как в момент вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства – 27.01.2016, определением арбитражного суда кассационной инстанции от 21.01.2016 исполнение решения суда первой инстанции приостановлено до окончания производства в арбитражном суде кассационной инстанции.

   При рассмотрении дела суд пришёл к выводу, что судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ и возбудить исполнительное производство по нему, если данный документ соответствует требованиям, установленным статьёй 13 Закона об исполнительном производстве, и не имеется оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства, предусмотренных частью 1 статьи 31 данного Федерального закона.

   Статья 31 Закона об исполнительном производстве, которая содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства, не содержит такого основания, как приостановление исполнения вступившего в законную силу судебного акта.

   Следовательно, приостановление исполнения судебного акта не является обстоятельством, исключающим возбуждение исполнительного производства, и не может служить основанием для отказа в возбуждении исполнительного производства. Кроме того, 27.01.2016 приставу не было известно о наличии определения суда кассационной инстанции, приостановившего исполнение судебных актов.

   В удовлетворении требований заявителя отказано. Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения.

   7. Перечисление (выдача) денежных средств, взысканных с должника в процессе исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, должно осуществляться в порядке очерёдности, установленной частями 3 и 4 статьи 110 Закона об исполнительном производстве.

   В рамках дела № А37-1046/2015 рассмотрено заявление хозяйственного общества (далее также – заявитель) о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя и обязании подразделения службы судебных приставов перечислить хозяйственному обществу, выступающему в рамках исполнительного производства в статусе взыскателя, сумму полученного исполнительского сбора в счёт погашения задолженности.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что до полного погашения требований хозяйственного общества, являющегося взыскателем в рамках исполнительного производства, рядом платёжных поручений подразделением службы судебных приставов в федеральный бюджет был перечислен исполнительский сбор в общем размере 299867,22 рублей. Указанными действиями должностным лицом службы судебных приставов была нарушена очерёдность распределения денежных средств, установленная частью 3 статьи 110 Закона об исполнительном производстве.

   Требования заявителя судом удовлетворены.

   8. Если судом установлено, что оспариваемые действия (бездействие) должностного лица службы судебных приставов не повлекли нарушения прав и законных интересов заявителя, то суд отказывает в удовлетворении требований о признании такого бездействия незаконными.

   В деле № А37-773/2015 индивидуальный предприниматель (далее также – заявитель) обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия должностного лица подразделения службы судебных приставов, выразившегося в непринятии мер для должного контроля за соблюдением сроков оценки, не направлении копии постановления о назначении оценщика сторонам исполнительного производства.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что и на 25.03.2015 (день вынесения постановления об участии специалиста в исполнительном производстве для определения рыночной стоимости объекта (здания) и направления оценщику необходимых документов) и на 14.05.2015 (формирование отчёта об оценке здания) действовали обеспечительные меры, принятые судом общей юрисдикции по аресту здания, принадлежащего заявителю, и данные меры не отменены на 05.06.2014, т.е. на дату судебного заседания в арбитражном суде.

   Суд пришёл к выводу, что факт ненаправление в указанный период соответствующего постановления, а также отсутствие должного контроля за соблюдением сроков оценки не нарушает реальных прав и интересов индивидуального предпринимателя, так как в период действия обеспечительных мер, наложенных судом, невозможно осуществлять деятельность по реализации имущества, и не было известно, когда обеспечительные меры отменят.

   В удовлетворении заявленных требований отказано.

   В деле № А37-2245/2016 заявитель, хозяйственное общество, обратился в суд с заявлением о признании незаконными бездействий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в несвоевременном направлении в адрес заявителя копий постановлений о возбуждении исполнительных производств; в неустановлении срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа в рамках исполнительных производств; о признании незаконными действий, выразившихся в изъятии наличных денежных средств и о признании недействительным постановления об ограничении расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что постановления о возбуждении исполнительного производства действительно были направлены хозяйственному обществу с нарушением установленного срока (незначительным), т.е. судебным приставом-исполнителем допущены нарушения положений статьи 30 Закона об исполнительном производстве.

   Вместе с тем, исходя из фактических обстоятельств, установленных в рамках рассматриваемых исполнительных производств, то обстоятельство, что постановления о возбуждении исполнительного производства направлены с нарушением срока, не свидетельствует о нарушении прав хозяйственного общества, поскольку какие-либо неблагоприятные последствия, связанные с указанной просрочкой, для него не наступили. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

   В судебном заседании представитель заявителя затруднился пояснить, каким нормам действующего законодательства противоречат действия судебного пристава-исполнителя по изъятию денежных средств из кассы и оспариваемое постановление об ограничении расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства.

   В обоснование нарушения оспариваемым актом законных прав и интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности представитель заявителя указал на возможные затруднения, которые могут выразиться в нехватке денежных средств для выплаты заработной платы работникам и для осуществления хозяйственной деятельности. Фактов наступления для общества неблагоприятных последствий от действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя заявитель не привёл, доводы заявителя о нарушении прав и законных интересов общества носят вероятностный (предположительный) характер и изложены в сослагательном наклонении.

   В ходе судебного разбирательства заявитель не доказал, что установлением факта направления в адрес хозяйственного общества копий постановлений о возбуждении исполнительных производств с незначительным нарушением установленного срока, а также действиями судебного пристава-исполнителя по изъятию из кассы общества денежных средств в размере 11001,31 рублей (учитывая общую задолженность общества по исполнительным производствам в размере 2909374,82 рубля) были нарушены права и законные интересы общества в предпринимательской и иной экономической деятельности; не указал, какие права хозяйственного общества нарушены оспариваемым актом, действием (бездействием) и каким образом они будут восстановлены в результате удовлетворения данного заявления (часть 1 статьи 4 АПК РФ).

   В удовлетворении требований заявителя отказано.

   9.  Вопрос о достаточности произведённых действий должен решаться с учётом всех обстоятельств, влияющих на ход исполнительного производства, в том числе с учётом обеспечения прав должника на осуществление хозяйственной деятельности.

   В деле № А37-903/2015  подразделение Пенсионного фонда России (далее также –заявитель) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебных приставов, выразившегося в непроведении исполнительных действий, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, а также в нарушении сроков проведения исполнительных действий и возложении на должностных лиц службы судебных приставов обязанности принять все надлежащие меры для взыскания страховых взносов.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что судебными приставами-исполнителями в уполномоченные органы направлялись запросы в отношении имущества должника, накладывались аресты на имущество должника, которое впоследствии реализовывалось. Судебными приставами-исполнителями в пользу взыскателей перечислялись суммы, указанные в исполнительных документах. Также судебным приставом-исполнителем было вынесено три постановления об обращении взыскания на денежные средства должника находящиеся в банке или иной кредитной организации, постановление  об ограничении проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства в размере 50% от суммы поступлений.

   Суд также учёл то обстоятельство, что должник осуществляет в отдалённых районах Крайнего Севера деятельность, связанную с жизнеобеспечением населения: производство, передача и распределение пара и горячей воды (тепловой энергии); деятельность по обеспечению работоспособности электрических сетей, тепловых сетей и котельных и т.п. Следовательно, служба судебных приставов правомерно учитывала данный критерий при определении в отношении должника объёма и последовательности совершения исполнительных действий с учётом обеспечение режима его обычной хозяйственной деятельности.

   Суд пришёл к выводу, что должностными лицами службы судебных приставов совершается достаточный объём исполнительных действий в отношении должника, с учётом специфики его деятельности и наличия задолженности по заработной плате.

    В удовлетворении требований заявителя отказано.

   10. Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства. Незаконным может быть признано бездействие судебного пристава-исполнителя, установившего отсутствие у должника каких-либо денежных средств, но не совершившего всех необходимых исполнительных действий по выявлению другого имущества должника, на которое могло быть обращено взыскание, в целях исполнения исполнительного документа (в частности, не направил запросы в налоговые органы, в органы, осуществляющие государственную регистрацию имущества и (или) прав на него, и т.д.).

   В деле № А37-904/2015 заявитель, подразделение Пенсионного фонда России, обратился в суд с заявлением о признании бездействия судебных приставов-исполнителей, выразившегося в непроведении исполнительных действий в полном объёме, а также в нарушении сроков проведения исполнительных действий по исполнительным производствам в отношении должника.

   При этом,  исполнительные производства окончены судебным приставом  на основании пункта 3 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве в связи возвратом исполнительного документа взыскателю в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве, поскольку у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что судебным приставом-исполнителем не запрошена информация о должнике у организации, осуществляющей регистрационные действия с недвижимым имуществом, не проведена оценка автомобиля, принадлежащего должнику.

   Также при наличии информация  о зарегистрированных за должником 12 единиц техники, не представлены доказательства предпринятых судебным приставом-исполнителем действий по розыску данного движимого имущества.

   Отсутствуют сведения о распределении денежных средств, полученных от продажи имущества должника – автомобиля грузового бортового, а также доказательства фактического перечисления взыскателю денежных средств, распределённых постановлением судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств, поступающих во временное распоряжение.

   Также в материалах сводного исполнительного производства имеется постановление судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, согласно которому сумма задолженности с учетом исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий составляет 1356934,88 рублей. Сведения о направлении данного постановления в кредитные учреждения и результаты исполнения данного постановления отсутствуют.

   Суд пришёл к выводу, что в ходе судебного разбирательства нашло подтверждение не принятие судебным приставом-исполнителем достаточных мер, направленных на своевременное, полное и правильное исполнение исполнительных документов.

   Требования заявителя удовлетворены.

   В деле № А37-1043/2015 суд также пришёл к выводу о том, что в ходе исполнительного производства судебным приставом-исполнителем не принято достаточных мер, направленных на своевременное, полное и правильное исполнение исполнительного документа, в частности: не запрошена информация о должнике у организаций, осуществляющих регистрационные действия с недвижимым имуществом, самоходной техникой, с маломерными речными и морскими судами, с долями и вкладами в уставные капиталы юридических лиц, не установлено место работы должника, не приняты меры по обращению взыскания на принадлежащую должнику долю в размере 49% уставного, а также на заработную плату должника.

   При этом судом не приняты во внимание соответствующие запросы судебного пристава-исполнителя, подготовленные и направленные уже после обращения заявителя в суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя, как не свидетельствующие о принятии судебным приставом-исполнителем достаточных мер, направленных на своевременное, полное и правильное исполнение исполнительного документа.

   В деле № А37-1776/2015 судом при квалификации незаконности бездействия судебного пристава-исполнителя также не приняты во внимание исполнительные действия, совершённые судебным приставом-исполнителем  после обращения взыскателя в суд с соответствующей жалобой.

    Суд пришёл к выводу, что  в период с 13.08.2015 по 17.09.2015, судебный пристав-исполнитель в нарушение положений части 1 статьи 12, статьи 13 Закона о судебных приставах, статьи 2, пункта 2 статьи 4, статьи 36 Закона об исполнительном производстве не совершал действий в рамках исполнительного производства, а именно: не принимал меры по своевременному совершению исполнительных действии в части обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на банковских счетах должника, ареста данных счетов; не проводил проверку имущественного положения должника (проверка недвижимого имущества, проверка имущества по адресу проживания должника); по своевременному совершению исполнительных действий в отношении зарегистрированных за должником автотранспортных средств. Таким образом, судебным приставом-исполнителем допущено бездействие, что привело к нарушению прав и законных интересов взыскателя на правильное и своевременное исполнение исполнительных документов.

   11. Непринятие мер по своевременному рассмотрению обращений взыскателя свидетельствует о незаконном бездействии судебного пристава-исполнителя.

   В рамках дела № А37-1462/2015 судом рассмотрено заявление хозяйственного общества (далее также – заявитель) о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в ненаправлении обществу, являющемуся взыскателем в исполнительном производстве, постановления, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об осуществлении розыска должника.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в связи с неисполнением в установленный законом срок требований исполнительного документа, в т.ч. по причине невозможности установления местонахождения должника, хозяйственное общество как взыскатель в рамках исполнительного производства, обратилось в подразделение службы  судебных приставов с заявлением об осуществлении розыска должника. Указанное заявление направлено заказной почтой и получено службой судебных приставов.

   На момент обращения заявителя в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в ненаправлении хозяйственному обществу постановления, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об осуществлении розыска должника, указанное постановление судебным приставом-исполнителем не было вынесено и, соответственно, не было направлено заявителю.

   Суд пришёл к выводу, что указанные обстоятельства свидетельствуют о неисполнении судебным приставом-исполнителем требований статьи 65 Закона об исполнительном производстве и нарушают права хозяйственного общества на принудительное исполнение принятого в его пользу судебного акта, а также своевременное взыскание суммы задолженности по исполнительному документу.

   Требования заявителя удовлетворены.

   12. При квалификации поступившего судебному приставу-исполнителю письма в качестве заявления, ходатайства в порядке статьи 64.1 Закона об исполнительном производстве имеет значение, прежде всего, содержание такого письма.

   В деле № А37-403/2015 индивидуальный предприниматель (далее также – заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя в части непринятия мер по ходатайству.

   04.03.2015 заявитель, в порядке статьи 64.1 Закона об исполнительном производстве, обратился к судебному приставу-исполнителю с ходатайством о принятии мер к розыску имущества должника и объявлении должника в розыск. Однако ответ получен не был, никаких мер по обращению принято не было.

   По мнению ответчика, согласно Методическим рекомендациям Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации (далее -  от ФССП России) от 10.12.2014 № 00153/14/76516, обращение заявителя, поступившее 04.03.2015, не подлежит квалификации как ходатайство, а должно быть рассмотрено в порядке, установленном  Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». На указанное обращение индивидуального предпринимателя службой судебных приставов 31.03.2015 был дан ответ.

   В ходе рассмотрения дела суд установил, что в своём обращении от 04.03.2015 представитель заявителя указал на длительное неисполнение исполнительного документа, а также на обязанность судебного пристава-исполнителя принять все меры в целях получения с должника денежных средств. Обращение, направленное в подразделение службы судебных приставов, было подано в рамках возбуждённого исполнительного производства и содержало ходатайство о проведении ряда мер в целях выявления имущества должника и понуждения должника к исполнению требований исполнительного документа, которые по своему характеру, с учётом статьи 64 Закона об исполнительном производстве, относятся к исполнительным действиям.

   Судебный пристав-исполнитель обязан был рассмотреть ходатайство представителя взыскателя в порядке и сроки, установленные статьёй 64.1 Закона об исполнительном производстве и вынести соответствующее постановление. Однако судебный пристав-исполнитель ограничился составлением письменного ответа от 31.03.2015, содержащего сведения о ходе исполнительного производства.

   Суд пришёл к выводу, что бездействие судебного пристава-исполнителя в части непринятия всех, предусмотренных статьёй 64.1 Закона об исполнительном производстве, мер по ходатайству представителя индивидуального предпринимателя от 04.03.2015 не соответствует Закону об исполнительном производстве и нарушает его права и законные интересы.

   13. О незаконном бездействии судебного пристава-исполнителя свидетельствуют нарушения им Закона об исполнительном производстве, позволившие должнику длительное время не выполнять требования исполнительного документа.

   В деле № А37-757/2016 хозяйственное общество (далее также – заявитель) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в не принятии в установленный срок мер по исполнению решения арбитражного суда, подлежащего немедленному исполнению, в рамках исполнительного производства.

   В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что судебным приставом-исполнителем нарушены требования пункт 5 части 14 статьи 30 Закона об исполнительном производстве (в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель установил должнику 5-дневный срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документы, с момента получения должником копии постановления); часть 17 статьи 30 Закона об исполнительном производстве (постановление о возбуждении исполнительного производства от 09.12.2015 получено должником, расположенном в городе Магадане, т.е. по месту нахождения судебного пристава-исполнителя, только 29.12.2015); пункта 4 части 1 статьи 39, статьи 40 Закона об исполнительном производстве (судебный пристав-исполнитель вынес постановление о приостановлении исполнительного производства в отсутствие оснований и полномочий); постановление о возобновлении исполнительного производства от 16.02.2016 направлено в адрес должника только 22.03.2016

   Судом также было установлено, что в указанный в части 5 статьи 36 Закона об исполнительном производстве срок судебным приставом-исполнителем, кроме вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства, какие-либо действия по исполнению требований исполнительного документа не производилось. При этом хозяйственное общество, являющееся взыскателем в рамках исполнительного производства, неоднократно обращалось с соответствующими письмами о принятии мер по исполнению решения суда.

   Суд пришёл к выводу, что бездействие судебного пристава-исполнителя в части непринятия в установленный срок всех мер по исполнению решения арбитражного суда в рамках исполнительного производства не соответствует Закону об исполнительном производстве и нарушает права и законные интересы заявителя, поскольку препятствует ему заключить договор с энергетической компанией  об осуществлении технологического присоединения.

   Требования заявителя судом удовлетворены.

   14. При заявлении требований к конкретному судебному приставу-исполнителю оценке судом подлежат действия именно этого пристава.

   В деле № А37-1518/2016 заявитель, арбитражный управляющий, обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Б. в рамках исполнительного производства.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что 06.08.2014 года судебным приставом-исполнителем И. было возбуждено исполнительное производство, которое 15.11.2015 было передано судебному приставу-исполнителю Б. по акту приема-передачи.

   Судебным приставом-исполнителем Б. в декабре 2015 года и феврале 2016 года  направлялись запросы в кредитные учреждения и регистрирующие органы. С 21.03.2016  данное исполнительное производство было передано судебным приставом-исполнителем Б. судебному приставу-исполнителю П. по акту приема-передачи, действие (бездействие) которого  по настоящему делу не оспариваются.

   Таким образом, судом не установлено оснований для удовлетворения  требований заявителя.

   В деле А37-1571/2016 заявитель, хозяйственное общество, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебных приставов-исполнителей Б. и П., понуждении произвести исполнительные действия.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что 30.07.2012 возбуждено исполнительное производство о взыскании с индивидуального предпринимателя в пользу хозяйственного общества задолженности в размере 660925,00 рублей. С 27.06.2016 года указанное исполнительное производство судебным приставом-исполнителем Б. передано в производство на исполнение судебному приставу-исполнителю П.

   Судом также было установлено, что судебным приставом-исполнителем П. все исполнительные действия по исполнительному производству осуществлены  после принятия его к своему производству, в связи с чем бездействия судебного пристава-исполнителя П. по данному исполнительному производству судом не установлено и материалами дела не подтверждается.

   Между тем, исследовав и оценив материалы исполнительного производства в период до его передачи судебному приставу-исполнителю П. от судебного пристава-исполнителя Б., суд установил, что в материалах данного исполнительного производства не имеется ни одного документа, подтверждающего проведение каких-либо исполнительных действий судебным приставом-исполнителем Б.

   Таким образом, в период нахождения исполнительного производства на исполнении судебного пристава-исполнителя Б., данным судебным приставом-исполнителем в нарушение положений части 1 статьи 12, статьи 13 Закона о судебных приставах, статьи 2, пункта 2 статьи 4, статьи 36 Закона об исполнительном производстве не совершено никаких исполнительных действий, то есть судебным приставом-исполнителем Б. допущено незаконное бездействие по исполнительному производству, нарушающее права и законные интересы заявителя по настоящему делу.

   Требования заявителя удовлетворены в части признания бездействия судебного пристава-исполнителя Б. незаконным. В части требования заявителя о признании бездействия судебного пристава-исполнителя П. по исполнительному производству незаконными, в удовлетворении отказано.

   15. Ненаправление должнику постановлений о возбуждении исполнительного производства, а также об обращении взыскания на счета должника свидетельствует о незаконном бездействии судебного пристава-исполнителя.

   В деле № А37-2285/2016 индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившимся в ненаправлении предпринимателю, являющему должником в рамках исполнительного производства, копий постановлений о возбуждении исполнительного производства и об обращении взыскания на счета должника.

   В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что судебным приставом-исполнителем 24.08.2016 было возбужденно исполнительное производство. В установленный законом срок постановление о возбуждении исполнительного производства не было направленно должнику.

   21.10.2016 предприниматель узнал о том, что со счёта его сберегательной книжки на основании постановления судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства списаны денежные средства, составляющие 100% ежемесячного размера пенсии. При этом постановление об обращении взыскания на пенсию индивидуальный предприниматель также не получал.

   Суд пришёл к выводу о нарушении судебным приставом-исполнителем требований статей 4, 24 Закона об исполнительном производстве и статей 12, 13 Закона о судебных приставах и ущемлении прав и законных интересов должника.

  Требования заявителя удовлетворены.

   16. Перед проведением исполнительных действий по наложению ареста на  имущество должника судебный пристав-исполнитель должен удостовериться в отсутствии обстоятельств, препятствующих указанным исполнительным действиям.

   В деле № А37-983/2015 заявитель, хозяйственное общество, обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в аресте четырёх единиц техники и одной единицы складского оборудования принадлежащих обществу.

    В ходе рассмотрения дела судом установлено, что на основании постановления главного судебного пристава Российской Федерации от 03.02.2015 об удовлетворении заявлений и об определении места ведения сводного исполнительного производства, местом ведения сводного исполнительного производства в отношении хозяйственного общества определен межрайонный отдел по исполнению постановлений налоговых органов УФССП России по городу  Москве.

   В пункте 3 постановления главного судебного пристава Российской Федерации от 03.02.2015 дано распоряжение руководителям территориальных органов ФССП России -главным судебным приставам субъектов РФ, организовать передачу исполнительных производств в отношении хозяйственного общества для их дальнейшего исполнения в УФССП России по городу Москве.

   В материалы дела представлена копия определения Арбитражного суда г. Москвы от 20.02.2015, которым в отношении хозяйственного общества была введена процедура наблюдения.

   Таким образом, судебным приставом-исполнителем нарушены положения статей 63, 95 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статьи 96 Закона об исполнительном производстве.

   Перед проведением исполнительных действий по наложению ареста на имущество хозяйственного общества судебный пристав-исполнитель не проверил наличие введённой процедуры банкротства в отношении общества.

   На дату обращения хозяйственного общества с заявлением в суд - 04.06.2015, арест имущества должника не был снят, несмотря на полученные от общества документы.

   Требования заявителя удовлетворены.

   17. Отсутствие в тексте  жалобы ссылки на главу 18 Закона об исполнительном производстве не является основанием для отказа в рассмотрении такой жалобы по существу.

   В рамках дела  № А37-141/2016 судом рассмотрено заявление энергетической компании (далее также – заявитель) о признании недействительным постановления регионального управления ФССП России об отказе в рассмотрении жалобы, поданной в порядке подчиненности.  

  Заявителю было отказано в рассмотрении жалобы по существу в порядке главы 18 Закона об исполнительном производстве. В качестве основания отказа региональное управление ФССП России сослалось на указание ФССП России от 31.01.2014 № 0153/14/4877-ТИ «О порядке классификации жалоб, поданных в порядке подчинённости и дальнейшего их рассмотрения»: в связи с отсутствием в тексте жалобы ссылки на главу 18 Закона об исполнительном производстве. При этом жалоба энергетической компании была рассмотрена в соответствии с положениями Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что энергетическая компания обратилась в региональное управление ФССП России с жалобой в порядке подчинённости на бездействие судебного пристава-исполнителя, допущенное в рамках сводного исполнительного производства, возбужденного в отношении предприятия сферы ЖКХ.

   Постановлением регионального управления ФССП России отказано в рассмотрении жалобы на основании указаний ФССП России от 31.01.2014 № 0153/14/4877-ТИ в связи с отсутствием в тексте жалобы ссылки на главу 18 Закона об исполнительном производстве.

   Суд пришёл к выводу, что положения статьи 125 Закона об исполнительном производстве не содержат требования об обязательном наличии в жалобе, поданной в порядке подчинённости, ссылки на главу 18 названного Закона.

   Требования заявителя удовлетворены.

   18. Если  оценка стоимости имущества производится оценщиком, а не судебным приставом-исполнителем, оспорена может быть лишь оценка имущества, указанная в отчёте оценочной компании.

   В деле № А37-498/2015 заявитель, хозяйственное общество, являющееся должником в рамках исполнительного производства, обратился в суд с заявлением к подразделению службы судебных приставов о признании незаконными постановлений о передаче арестованного имущества на торги (нежилые здания и земельные участки). В обоснование указано на несогласие с решением о передаче имущества на торги, поскольку стоимость недвижимого имущества значительно занижена.

   В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что оценка арестованных объектов недвижимости, принадлежащих должнику на праве собственности, произведена специализированной организацией-оценщиком. Отчёты об оценке послужили основанием для последующих процессуальных действий судебного пристава-исполнителя, а именно: передаче арестованного имущества на торги в Росимущество.

   Суд пришёл к выводу, что Закон об исполнительном производстве не наделяет судебного пристава-исполнителя полномочиями по изменению стоимости величины оценки имущества, а также не предусматривает порядок внесения подобных изменений.

  Оценка стоимости недвижимого имущества производилась специализированной организацией, а не судебным приставом-исполнителем и, исходя из положений Закона об исполнительном производстве, могла быть оспорена лишь оценка имущества, указанная оценщиком в отчёте. В данном случае общество, не согласное с результатами оценки арестованного имущества, произведённой специализированной организацией-оценщиком, обращалось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании результатов оценки арестованного имущества. Определением суда производство по делу прекращено на основании пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ, в связи с отказом хозяйственного общества от заявленных требований.

   Доказательства того, что при проведении оценки специализированной организацией-оценщиком  не были соблюдены требования Закона об оценке, в материалы дела не представлено, как и доказательств ошибочности применённых оценщиком методик оценки имущества, либо неполноты исследования, либо учёта влияющих на оценку факторов.

   В удовлетворении заявленных требований отказано.

   19. В случае окончания исполнительного производства на основании п. 6 ч. 1 ст. 46 Закона об исполнительном производстве в постановлении судебного пристава-исполнителя должны быть указаны конкретные действия взыскателя, которые препятствуют совершению исполнительных действий.

   В деле № А37-1415/2015 хозяйственное общество (далее также – заявитель) обратилось в суд с заявлением о признании незаконными постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа заявителю,  являющемуся в рамках исполнительного производства взыскателем.

   Постановлением судебного пристава-исполнителя исполнительное производство о взыскании в пользу заявителя с другого хозяйственного общества (далее также – должник) задолженности в размере 3005078,26 рублей окончено в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве в связи с тем, что заявитель своими действиями препятствует исполнению исполнительного документа. Исполнительный документ возвращен взыскателю.

  В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в акте о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю, в нарушение положений части 2 статьи 46 Закона об исполнительном производстве не указано, какие именно действия взыскателя создают препятствия для исполнения исполнительного документа. В постановлении об окончании исполнительного производства судебным приставом-исполнителем также не указано основание окончания исполнительного производства.

   Более того, в материалах исполнительного производства не содержится ни одного документа, подтверждающего совершение взыскателем конкретных незаконных действий, препятствующих осуществлению исполнительных действий.

   Окончив исполнительное производство, судебный пристав-исполнитель в нарушение положений статьи 64 Закона об исполнительном производстве не установил фактические обстоятельства в отношении указанного должником имущества, не принял необходимые меры по получению исчерпывающих сведений об указанном имуществе, ограничившись представленной должником информацией, не подтверждённой документально и опровергнутой взыскателем.

   В ходе судебного разбирательства установлено, что согласно представленным в материалы исполнительного производства документам стоимость спорных гусеничных лент значительно меньше суммы задолженности перед хозяйственным обществом, однако, судебный пристав - исполнитель посчитал возможным ограничиться конкретными исполнительными действиями только в отношении указанного имущества,  отказавшись от проведения исполнительных действий в отношении выявленного в рамках исполнительного производства иного имущества должника - недвижимости (стояночный цех), двух бульдозеров, двух автотранспортных средств.

   Суд пришёл к выводу, что материалы исполнительного производства свидетельствуют об отсутствии законных оснований для окончания исполнительного производства в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 46 и пунктом 3 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве.

   Требования заявителя удовлетворены.

   20. Отсутствие регистрации права хозяйственного ведения должника на недвижимое имущество не препятствует судебному приставу-исполнителю наложить арест на указанное имущество для обеспечения его сохранности.

   В деле А37-1994/2015 заявитель, муниципальное предприятие, обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя и приостановлении исполнительного производства.

   Заявитель, являющийся должником в рамках исполнительного производства, указал, что в акте о наложении ареста (описи имущества) указан в качестве должника гражданин К., предварительная оценка недвижимого имущества существенно  занижена. Кроме того заявитель указал на то, что у муниципального предприятия отсутствует зарегистрированное право хозяйственного ведения на арестованное имущество.

   В ходе рассмотрения дела судом установлено, что должнику (муниципальному предприятию) передано на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество нежилое помещение площадью 154,5 кв.м, право хозяйственного ведения предприятием не зарегистрировано.

   С учётом  положений статьи 66 Закона об исполнительном производстве суд пришёл к выводу, что данный факт  не препятствует  судебному приставу-исполнителю наложить арест на указанное имущество муниципального предприятия  для обеспечения сохранности имущества в порядке статьи 80 Закона об исполнительном производстве, с последующим проведением действий по регистрации хозяйственного ведения права должника на вышеуказанное имущество.

   Судом также установлено, что положения статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебным приставом-исполнителем соблюдены, арест проведён в присутствии понятых и представителя муниципального предприятия, в акте  о наложении ареста (описи имущества) указана предварительная оценка стоимости вещей, на которые наложен арест, данная оценка не является обязательной для последующей оценки арестованного имущества в соответствии с частями 1 и 2 статьи 85 Закона об исполнительном производстве, а, следовательно, не может нарушать законные прав и интересы заявителя.

    В удовлетворении требований заявителя отказано.