Обобщение

Обобщение по итогам работы круглого стола по теме: «Проблемы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по вопросам порядка привлечения лиц к административной ответственности».

10 мая 2012 года в Арбитражном суде Магаданской области прошла встреча судей судебного состава по рассмотрению споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений с участием представителей органов федеральной, региональной и муниципальной исполнительной власти, а также преподавателей Магаданского филиала ФГБОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина» с целью обсуждения проблем применения норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, регламентирующих порядок привлечения лиц к административной ответственности.

Открыла работу круглого стола председатель Арбитражного суда Магаданской области Тамара Геннадьевна Байдо. Во вступительном слове председатель суда обозначила цели проведения данного мероприятия, в частности, обратила внимание собравшихся на то, что обсуждаться будут проблемы, связанные с порядком привлечения к административной ответственности, типичные нарушения, допускаемые  при оформлении  документов об административном правонарушении, а не проблемы квалификации по составам административных правонарушений.

Т.Г. Байдо также охарактеризовала статистические данные по заявленной теме обсуждения за 2010 и 2011 годы, а также 1 квартал 2012 года.

Так, в 2010 году Арбитражным судом Магаданской области  об административных правонарушениях (глава 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)  было рассмотрено 223 дела, из них – 172 дела по заявлениям об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности и 51 дело по заявлениям о привлечении к административной ответственности.

В 2011 году было рассмотрено 218 аналогичных дел, из них по 173 делам оспаривались постановления административных органов, по 45 делам рассматривались заявления о привлечении к административной ответственности (отчёт за год составлялся по состоянию на 15.12.2011).

Из представленных данных следует, что в указанные годы число рассмотренных судом дел данной категории практически одинаковое.

При этом, в 2010 году судом было удовлетворено 87 заявлений (39%), из них по оспариванию постановлений – 63 заявления (36,6%), по привлечению к административной ответственности - 24 заявления (47%).

В 2011 году судом было удовлетворено 106 заявлений (48,6%), из них по оспариванию постановлений – 82 заявления (47,8%), по привлечению к административной ответственности - 24 заявления (53,3%).

Т.Г. Байдо также обратила внимание участников круглого стола, что при сравнении данных 2010 и 2011 годов можно сделать вывод, что процент удовлетворённых требований об оспаривании постановлений вырос на 11,1%, а процент привлечения к административной ответственности тоже вырос на 6,3%. То есть, получилась интересная ситуация, при которой  возросло удовлетворение взаимоисключающих требований: с одной стороны, судом было установлено больше процессуальных нарушений, вместе с тем, больше удовлетворено требований о привлечении к административной ответственности.

При сравнении данных статистики за 1 квартал 2011 года и за 1 квартал 2012 года количество дел об административных правонарушениях значительно увеличилось в 2012 году (на 20 дел).

Так, в 1 квартале 2011 года было рассмотрено 38 дел, а в 1 квартале 2012 года – 58 дел. При этом, дел об оспаривании постановлений административных органов увеличилось более, чем в 2 раза: в 1 квартале 2011 года было рассмотрено 23 дела, в 1 квартале 2012 – 51 дело. Из них удовлетворено в 1 квартале 2011 года 34,8% заявлений, в 1 квартале 2012 года – 43,1% заявлений, т.е. на 8,3% больше, чем аналогичный показатель предыдущего периода, из чего можно сделать вывод, что показатель работы административных органов ухудшился.

По заявлениям о привлечении к административной ответственности в 1 квартале 2012 года было рассмотрено 7 дел, а в 1 квартале 2011 года было рассмотрено 15 дел, из них в 1 квартале 2011 года было удовлетворено 5 заявлений (33,3%), а в 1 квартале 2012 года – 2 заявления (28,6%), т.е. на 4,7% меньше, чем за аналогичный период предыдущего года.

Таким образом, процент удовлетворённых требований по делам об оспаривании постановлений административных органов ежегодно увеличивается. Процент удовлетворённых требований по делам о привлечении к административной ответственности в целом также увеличивается, но в меньшем размере.

Основными причинами удовлетворения требований об оспаривании постановлений административных органов является нарушение органами государственной власти и местного самоуправления порядка привлечения лиц к административной ответственности, в том числе, при возбуждении дел об административных правонарушениях; извещении о времени и месте составления протоколов об административных правонарушениях и о рассмотрении административных дел. Более конкретный перечень нарушений содержится в обзоре и дополнительной информации, которая предоставлена каждому участнику круглого стола. При этом, одни и те же нарушения устанавливаются судом при рассмотрении дел из года в год, но аналогичные ошибки продолжают допускаться.

Конечно, судьи недоумевают - ведь административным органом проделана большая работа, собрана достаточная доказательственная база, но из-за не извещения лица постановление приходится признавать незаконным. Вся работа в «корзину».

Административные органы могут возразить, что не согласны с  позицией наших судей, но количество отмен решений нашего суда в вышестоящих инстанциях за 2011 год составило всего 1-3 дела.

Т.Г. Байдо предложила административным органам самим проанализировать свои ошибки, отмены своих решений (постановлений), предложив обсудить указанные проблемы и услышать мнение должностных лиц по рассматриваемым вопросам.

Также отметила, что статистика арбитражных судов в целом по России по рассмотрению дел данной категории следующая. В 2010 году было рассмотрено 80 702 дела, в 2011 году – 88 756 дел, т.е. на 8 054 дела больше. Из них, удовлетворено в 2010 году 62,4%, в 2011 году – 62%.

В 2010 году рассмотрено 41 683 дела по оспариванию решений административных органов, удовлетворено 55,8%. В 2011 году рассмотрено 45 920 аналогичных дел, удовлетворено 52,2%.

Таким образом, в Магаданской области показатели лучше, – меньше отмен, чем в среднем  по России.

В 2010 году арбитражными судами России о привлечении к административной ответственности было рассмотрено 39 019 дел, удовлетворено 69,5%. В 2011 году рассмотрено 42 836 аналогичных дел, удовлетворено 72,6%. Процент удовлетворения заявлений о привлечении к административной ответственности  у административных органов Магаданской области значительно хуже.

В заключении своего выступления Т.Г. Байдо сказала, что на данном мероприятии судьи Арбитражного суда Магаданской области хотели бы обратить внимание присутствующих представителей административных органов государственной власти на типичные ошибки, допускаемые в административном производстве, в целях их предупреждения и дальнейшего устранения.

Председатель судебного состава по рассмотрению споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Наталья Юрьевна Нестерова выступила с сообщением по теме: "Обзор последних изменений постановлений Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Внимание собравшихся, в первую очередь, было акцентировано на положениях Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ), разъясняющих процессуальные нормы КоАП РФ и на том, что правовые позиции ВАС РФ обязательны для исполнения не только судом, но и административными органами.

В 2011 году постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.11.2011 № 71 "О внесении изменений в некоторые Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, касающиеся рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях, и признании утратившим силу Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 N 41 "О применении арбитражными судами статьи 14 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в части регулирования сроков предъявления к исполнению постановлений органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях" были внесены изменения в постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 № 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (далее – постановление Пленума ВАС РФ № 2) и от 02.06.2004 № 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (далее – постановление Пленума ВАС РФ № 10).

Постановление Пленума ВАС РФ № 2 дополнено новым пунктом 15.1, разъясняющим взыскание судебных расходов за счёт Российской Федерации, в случае отмены постановления о привлечении к административной ответственности, принятого с участием прокурора, в том числе, когда прокурором выносится постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, либо когда прокурор заявляет требование о привлечении к административной ответственности. Это не новая норма, а констатация положений сложившейся судебной практикой. Есть соответствующее постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа (ФАС ДВО) от 07.02.2012, которым подтверждена правомерность взыскания Арбитражным судом Хабаровского края судебных расходов в размере 10 тысяч рублей с прокуратуры в пользу субъекта по отменённому постановлению об административном правонарушении.

Внесены изменения в пункт 17 Пленума ВАС РФ № 2, усилено внимание на гарантирование прав лица, привлекаемого к административной ответственности, путём его участия во всём процессе административного производства.

Изменения были внесены в постановление Пленума ВАС РФ № 10 в отношении участия в процессе производства по делу об административном правонарушении законного представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, либо представителя юридического лица (защитника) по доверенности. Одной из основных задач административного органа является обеспечение извещения законного представителя юридического лица о процессуальных действиях и осуществление процессуальных действий (в отсутствие законного представителя юридического лица либо его защитника), только после проверки его надлежащего извещения.

В настоящее время создается впечатление, что административные органы несколько дезориентировались в отношении того, кого им допускать к участию в административном процессе в качестве представителя юридического лица – защитника. Пленумами ВАС РФ разъяснено, что если по вызову административного органа явился представитель юридического лица с общей доверенностью, он должен быть допущен к осуществлению определённых процессуальных действий в качестве защитника. При этом, необходимо обратить внимание на то, что право на участие в административном производстве по общей доверенности должно быть подтверждено сведениями, что юридическое лицо либо его законный представитель надлежащим образом извещены о времени и месте составления протокола или вынесения постановления. На основании сведений о надлежащем извещении юридического лица либо его законного представителя административный орган может сделать вывод о том, что законный представитель направил именно данного представителя (по общей доверенности) для представления интересов юридического лица в рамках определённого дела об административном правонарушении.

Кроме того, в каждом конкретном случае административному органу необходимо выяснять причины неявки представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, для участия в определённом процессуальном действии, устанавливать являются ли причины неявки уважительными. Необходимо отметить, что соблюдение гарантий прав лиц, привлекаемых к административной ответственности, находятся под особым вниманием всех судебных инстанций.

Изменения, внесённые в пункт 19 постановления Пленума ВАС РФ № 2, содержат разъяснения понятия длящегося административного правонарушения, данные обстоятельства важны для определения срока давности привлечения к административной ответственности, которые являются пресекательными. Необходимо иметь ввиду, что в случае когда законодательно установлен срок исполнения обязательств (представления документов, сведений, совершения действий), а обязательства к этому сроку не исполнены, то правонарушение считается оконченным в день истечения установленного срока, следовательно, такое правонарушение не является длящимся независимо от момента его выявления.

Н.Ю. Нестерова прокомментировала изменения в постановление Пленума ВАС РФ № 10 по вопросам альтернативной подсудности рассмотрения арбитражными судами дел в рамках главы 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) - статьи 201 и 208 АПК РФ.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с деятельностью филиала (представительства), извещение о времени и месте судебного заседания (а также вынесения постановления о привлечении к административной ответственности) суду (административному органу) необходимо направить не только по месту нахождения самого юридического лица, но и по месту нахождения соответствующего филиала.

Пункт 3 постановления Пленума ВАС РФ № 10 изложен в новой редакции:  В силу части 2 статьи 134 АПК РФ подготовка дела к судебному разбирательству проводится в срок, определяемый судьёй с учетом обстоятельств конкретного дела и необходимости совершения соответствующих процессуальных действий, и завершается проведением предварительного судебного заседания, если в соответствии с АПК РФ не установлено иное. Иных правил глава 25 АПК РФ не устанавливает.

При этом судья в определении о принятии заявления к производству или в определении о подготовке дела к судебному разбирательству может не только указать на действия, которые могут или должны совершить лица, участвующие в деле, но и определить сроки их совершения.

 Однако имеются факты, когда административные органы материалы административного дела заранее в суд не представляют, иногда и в судебное заседание представители являются лишь с отзывом. Данные действия могут быть признаны недобросовестными и повлечь применение в отношении административных органов санкций в виде судебных штрафов.

Также постановление Пленума ВАС РФ № 10 дополнено новым пунктом 3.1, согласно которому по правилам главы 24 АПК РФ могут оспариваться обеспечительные меры, применённые административным органом в рамках главы 27 КоАП РФ, что не приостанавливает производства по делу об административном правонарушении. Такое обжалование возможно до момента, когда административным органом будет вынесено постановление о привлечении к административной ответственности и назначении административного наказания.

АПК РФ не предусматривает возможность передачи арбитражным судом дел о привлечении к административной ответственности в суды общей юрисдикции по подведомственности либо принятия таких дел из судов общей юрисдикции. В случае, когда в арбитражный суд поступают материалы дела об административном правонарушении, переданные из суда общей юрисдикции по подведомственности, арбитражный суд возвращает их в административный орган, составивший протокол об административном правонарушении, без возбуждения производства в арбитражном суде и без вынесения соответствующего определения.

Вместе с тем, при поступлении из судов общей юрисдикции жалобы на постановление административного органа, направленной в арбитражный суд по подведомственности, арбитражный суд не вправе возвратить её заявителю, такая жалоба подлежит принятию к производству.

В пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ № 10 введено новое положение, согласно которому при извещении лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, данное лицо одновременно должно быть поставлено в известность о событии нарушения – административным органом должен быть указан определённый состав административного правонарушения, предусмотренный конкретной статьёй КоАП РФ, вменяемый в вину данному лицу.

Пунктом 10.1 постановления Пленума ВАС РФ № 10 дано разъяснение порядка сбора доказательств в рамках дела об административном правонарушении, теперь лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, имеет право "равным образом" представлять доказательства в материалы административного дела, которые подлежат оценке административным органом при рассмотрении дела.

Также необходимо обратить внимание административных органов на то, какое важное значение в рамках административного производства имеет установление вины лица, привлекаемого к административной ответственности.

Из практики рассмотрения административных дел суд вынужден констатировать, что часто вина лица, привлекаемого к административной ответственности, административными органами в оспариваемых постановлениях не устанавливается, не отражается. Многие заявители при обращении в суд с требованиями о признании незаконными постановлений о привлечении к административной ответственности приводят доводы, что в постановлениях не отражена их вина.

Согласно положениям статьи 2.1 КоАП РФ административный орган должен доказать виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку наличие вины является обязательным условием для установления в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава административного правонарушения.

Также в пункте 15 постановления Пленума ВАС РФ № 10 установлено требование о необходимости указания в заявлении о привлечении к административной ответственности, а также в постановлении о привлечении к административной ответственности информации о получателе административного штрафа. Если в заявлении о привлечении данные реквизиты получателя административного штрафа отсутствуют, такое заявление подлежит оставлению без движения.

В постановление Пленума ВАС РФ № 10 введён пункт 16.2, которым установлено, что в случае, если до рассмотрения арбитражным судом дела о привлечении к административной ответственности юридического лица (а равно дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности юридического лица) судом общей юрисдикции рассмотрено дело о привлечении к административной или уголовной ответственности за данное нарушение физического лица (а равно дело об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности физического лица), квалификация, данная судом общей юрисдикции совершенному деянию, с учетом статьи 69 АПК РФ не является обязательной для арбитражного суда. При этом оценка, данная судом общей юрисдикции, обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, принимается во внимание арбитражным судом.

Наличие в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, обстоятельств, отягчающих и смягчающих административную ответственность, подлежит обязательному установлению административным органом в рамках привлечения к административной ответственности. Из постановления должно быть явно видно, что административный орган этот вопрос рассматривал.

В пункте 19.1 постановления Пленума ВАС РФ № 10 указано на новое толкование однородности правонарушения. В силу пункта 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ одним из обстоятельств, отягчающих административную ответственность, является повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истёк срок, предусмотренный статьёй 4.6 КоАП РФ.

При применении указанной нормы судам следует учитывать, что однородными считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьёй Особенной части КоАП РФ, ранее однородными признавались правонарушения, содержащиеся в одной главе КоАП РФ.

В заключение своего выступления Н.Ю. Нестерова отметила, что если раньше по главе 25 АПК РФ в арбитражных судах могли быть оспорены лишь постановления о привлечении к административной ответственности, то в настоящее время оспариванию подлежат, и постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

Судья Виктория Викторовна Скороходова выступила с сообщением на тему: «Вопросы надлежащего извещения лиц, привлекаемых к административной ответственности, с учётом практики Европейского суда по правам человека о применении статьи 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года».

В своём выступлении она обратила внимание собравшихся на то обстоятельство, что требование надлежащего извещения является одним из важнейших элементов «права на справедливый суд», содержание которого раскрыто в статье 6 (Право на справедливое судебное разбирательство)  Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция). В частности, согласно части 3 статьи 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, или при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Несмотря на то, что в Конвенции ключевым является понятие  «уголовное обвинение» и «каждый обвиняемый в уголовном преступлении», термин «уголовное» отличается от его традиционного значения в российском праве.

Применительно к нормам Конвенции, в частности её статьи 6, понятие «уголовное» толкуется Европейским Судом по правам человека (далее – ЕСПЧ, Европейский суд) расширительно.

Практика Европейского Суда определила два основных критерия отнесения конкретного обвинения к уголовному.

ЕСПЧ будет рассматривать обвинение как уголовное, если оно определяется национальным законодательством Высоких Договаривающихся Сторон в качестве такового.

Применительно к российскому праву уголовными, безусловно, являются все составы, включённые в особенную часть Уголовного кодекса РФ. Данное утверждение справедливо также для всех стран, имеющих кодифицированные акты, подобные российскому Уголовному кодексу.

Однако, если обвинение не определено как уголовное в национальном законодательстве (отсутствует в УК РФ), ЕСПЧ рассмотрит существующую процедуру, исходя из следующих критериев: характера правонарушения и (или) степени строгости наказания, которому может быть подвергнут правонарушитель.

При оценке характера правонарушения ЕСПЧ может принять во внимание следующие факторы:

- носит ли норма общеобязательный характер в отличие от правил, касающихся только конкретных групп, например адвокатов, военнослужащих и т.д.;

- установлены ли процессуальные правила государственным органом с законодательными полномочиями;

- носит ли правовая норма карательный или предупреждающий характер в отличие, например, от денежной компенсации за ущерб;

- зависит ли наложение наказания от установления виновности.

Таким образом, что касается характера совершённого правонарушения, административные правонарушения полностью соответствуют критериям уголовного обвинения, разработанным практикой Европейского Суда, а, именно:

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) носит общеобязательный характер, распространяется на всё население России, его применение не ограничивается специальной группой лиц.

2. Производство по делу об административном правонарушении возбуждается и ведётся государственным органом, обладающим полномочиями, закрепленными в законодательстве (в главе 22 КоАП РФ).

3. Правовая норма носит карательный или сдерживающий характер. Это видно из определения административного наказания, закреплённого в статье 3.1 (Цели административного наказания) КоАП РФ: административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. Кроме того, основная процессуальная гарантия - презумпция невиновности (статья 1.5 КоАП РФ) свидетельствует об уголовной природе административных правонарушений с точки зрения права ЕСПЧ.

4. Административные наказания зависят от установления вины. В частности, родовое понятие правонарушения определено в статье 2.1 КоАП как противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных нарушениях установлена административная ответственность.

Следует отметить, что в практике Европейского Суда по характеру правонарушения были признаны подпадающими под определение «уголовное обвинение» правонарушения в области дорожного движения, налоговые правонарушения, таможенные, нарушение правил конкуренции,  финансовые правонарушения, т.е. такие правонарушения, которые в значительной своей части содержит особенная часть КоАП РФ.

ЕСПЧ заключил, что если общий характер закона с учетом карательного и сдерживающего характера наказания, наложенного на правонарушителя, показывает, что правонарушение по своему содержанию является уголовным, нет оснований исследовать дело на наличие второго критерия - строгости максимальной потенциальной санкции.

Таким образом, характер правонарушения является основным критерием для определения уголовного характера обвинения.

Вместе с тем, когда невозможно сделать однозначный вывод о существовании уголовного обвинения только исходя из характера правонарушения, ЕСПЧ также рассматривает максимальное наказание в конкретном деле. В частности, когда  наказание за правонарушение столь существенно, что может быть приравнено к уголовному.

При этом, имеется ввиду не фактически назначенное, а потенциально возможное (максимальное) наказание, предусмотренное санкцией. Например, санкция, предусматривающая лишение свободы (административный арест в КоАП РФ) для физических лиц или административное приостановление деятельности для юридических лиц безусловно будет квалифицирована ЕСПЧ как уголовное наказание.

В российском законодательстве области величины уголовного и административного штрафов в ряде случаев пересекаются.

Так, согласно статье 46 УК РФ штраф устанавливается в размере от пяти тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от двух недель до пяти лет либо исчисляется в величине, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки.

В соответствии со статьёй 3.5 КоАП РФ административный штраф устанавливается для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей; для юридических лиц - одного миллиона рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 14.40 и 14.42 настоящего Кодекса, - пяти миллионов рублей, или может также выражаться в кратной величине.

При этом Европейский Суд при формулировании своей позиции употребляет категорию «заинтересованные лица», охватывающую не только физических, но и юридических лиц, в отношении которых в российском административном законодательстве предусмотрены значительные по величине штрафы (в частности, за правонарушения в сфере антимонопольного, таможенного, финансового законодательства), следовательно, по критерию «строгость наказания» почти все административные правонарушения, субъектами которых являются юридические лица, попадают под действие статьи 6 Конвенции.

Кроме того, не всегда величина штрафа является определяющей. Тот факт, что применяемая санкция может составить только небольшой денежный штраф, не устраняет карательный характер этой санкции. ЕСПЧ признаёт, что даже незначительное правонарушение может являться «по своему характеру уголовным» в связи с общим, превентивным и штрафным характером обвинения, «относительное отсутствие серьёзности наказания не может лишить правонарушение присущего ему криминального характера».

Таким образом, исходя из позиции Европейского Суда, практически все административные правонарушения, определяемые в качестве таковых российским законодательством, могут быть приравнены к уголовным.

Следовательно, лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, может подпадать под конвенционное понятие «обвиняемый в уголовном преступлении» («уголовное обвинение») с соответствующими гарантиями, установленными статьёй 6 Конвенции.

Данное обстоятельство означает, что практически любое дело об административном правонарушении может стать предметом рассмотрения Европейского Суда.

Требование о надлежащем извещении должно соблюдаться на всех стадиях производства по делу об административном правонарушении, а не только на этапе собственно судебного разбирательства. Оно является одним из элементов права на справедливый суд. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно иметь возможность эффективно участвовать в процессе, в том числе представляя материалы по делу в поддержку своих требований.

В подтверждение изложенных доводов В.В. Скороходова привела пример из судебной практики. Так, в постановлении от 07.06.2011 по делу «Гусак против России» Европейский суд признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, указав, что «...в интересах отправления правосудия участник судебного процесса должен быть вызван в судебное заседание таким образом, чтобы не только знать о дате и месте судебного заседания, но и иметь достаточно времени на подготовку своего дела и явку на судебное заседание. Формальная отправка уведомительного письма без уверенности в том, что оно будет получено заявителем своевременно, не может рассматриваться Судом как надлежащее уведомление».

При этом, Европейский Суд воспринимает административную юстицию однозначно как элемент судебной власти и довольно тщательно анализирует соответствие того или иного национального органа административной юстиции на предмет соответствия принципам, на основании которых должна формироваться судебная власть.

В заключение своего выступления В.В. Скороходова обратила внимание собравшихся на то, что приведённая выше правовая позиция ЕСПЧ в отношении надлежащего извещения с учётом толкования Европейским Судом конвенционных понятий «обвиняемый в уголовном преступлении» («уголовное обвинение») должна приниматься во внимание и при решении вопроса о соблюдении прав лица, привлекаемого к административной ответственности, в том числе, в части обеспечения его участия во всех стадиях производства по делу об административном правонарушении. 

Судья Анна Валерьевна Кушниренко выступила перед собравшимися с сообщением по теме: «Правовые основы и практика применения положений о малозначительности административных правонарушений, а также установления вины юридических и физических лиц, привлекаемых к административной ответственности».

По определению малозначительности совершённого деяния она пояснила, что проблемы применения статьи 2.9 КоАП РФ по анализу судебной практики заключаются, прежде всего, в том, что данная категория относится к оценочным понятиям в праве, в частности, по критериям оценки малозначительности.

Так, согласно пункту 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) № 10 от 02.06.2004 при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

В пункте 18.1 данного постановления установлено, что при квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного судам надлежит учитывать, что статья 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ.

Поэтому нарушение сроков исполнения обязанности, непредставление каких-либо документов, осуществление каких-либо видов своей хозяйственной деятельности не в строгом соответствии с правилами, регламентированными соответствующими правовыми актами, формальный состав совершённого правонарушения не могут служить основанием для однозначного отказа в применении положений о малозначительности.

При этом также необходимо учитывать волю законодателя, который даже для уголовных преступлений, обладающих большей степенью общественной опасности, предусмотрел возможность применения института малозначительности.

 При этом наличие либо отсутствие малозначительности устанавливаются в каждом конкретном деле, и не могут быть формально констатированы в постановлении по делу об административном правонарушении в соответствии со смыслом статей 24.1 и 26.1 КоАП РФ, особенно, если об этом заявляет лицо, привлекаемое к административной ответственности.

По вопросу установления вины юридических и физических лиц А.В. Кушниренко обратила внимание на следующее. Данный элемент состава административного правонарушения подлежит доказыванию административным органом, а не простой констатации в постановлении об административном правонарушении.

Напомнила, что нельзя характеристику вины юридического лица, определённой в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, применять к характеристике вины физического лица, формы которой определены в статье 2.2 КоАП РФ, и, наоборот. Примером чему служит толкование указанных правовых норм в постановлении Президиума ВАС РФ № 16234/06 от 22.05.2007.

При этом, согласно указанному выше постановлению виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, подлежит доказыванию, даже если оно является работодателем и его работники совершили соответствующее вменяемое правонарушение.

Представляется целесообразным признавать отсутствие вины лица, привлекаемого к административной ответственности, например, в случаях:

- принятия лицом, совершившим административное правонарушение всех необходимых мер по соблюдению требований законодательства (например, при оформлении лицензии. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа (далее - ФАС ДВО) № Ф03-А37/06-2/3433 от 11.10.2006);

- неправомерные действия иных лиц, не позволившие лицу, привлекаемому к административной ответственности, соблюсти выполнение обязательных требований, установленных нормативными правовыми актами (например, государственный орган неправомерно отказал в выдаче лицензии – это установлено вступившим в законную силу судебным актом, либо не вовремя выдал лицензию, в связи с чем лицо не смогло своевременно оформить необходимые документы для продолжения осуществления своей деятельности и т.п.);

- вменение несоблюдения требований нормативных правовых актов не установленного вида (в том числе, разъяснений, писем, рекомендаций) и/или не опубликованных в установленном порядке.

Так, А.В. Кушниренко обратила внимание собравшихся на основные нормативные требования к видам и опубликованию нормативных правовых актов федеральных министерств и ведомств:

- Указ Президента РФ № 763 от 23.05.1996 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти»;

- Постановление Правительства РФ № 1009 от 13.08.1997 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации»;

- Приказ Минюста России № 88 от 04.05.2007 «Об утверждении Разъяснений о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации».

В качестве судебной практики по данному вопросу А.В. Кушниренко привела пример правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной им в постановлении № 8-П от 27.03.2012, в отношении международного договора, согласно которой в силу «положений Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений международно-правовых актов, права и свободы человека и гражданина, без которых немыслимо присущее человеческой личности достоинство, являются важнейшей ценностью подлинно демократического общества и обязывают Российскую Федерацию обеспечить их всеобщее и эффективное признание и осуществление на основе имеющего универсальное значение в отношениях государства и индивида общепризнанного принципа правовой определённости, нашедшего отражение в Конституции Российской Федерации, в том числе в её статье 15 (часть 3), согласно которой любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

В рассматриваемом постановлении Конституционный суд также указал, что «отсутствие официального опубликования не может быть надлежащим образом восполнено доведением их содержания до сведения граждан Российской Федерации и других заинтересованных лиц иными способами, поскольку надлежащей гарантией аутентичности текста международного договора и юридически значимым подтверждением признания того или иного международного договора частью правовой системы Российской Федерации может служить только его официальное опубликование. В частности, размещение текста Соглашения, применённого в отношении заявителя по настоящему делу, на официальном интернет-сайте Комиссии таможенного союза…..хотя и направлены на информирование заинтересованных лиц о заключении данного международного договора Российской Федерации, однако не могут компенсировать отсутствие надлежащего официального опубликования его текста».

Аналогичная правовая позиция, подтверждающая требования к официальному опубликованию нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и регистрации их в Минюсте России, содержится также в постановлении ФАС ДВО № Ф03-7500/2009 от 29.12.2009.

В заключение А.В. Кушниренко обратила внимание собравшихся, что соблюдение указанных выше требований нормативных актов, с учётом разъяснений судебных органов позволит повысить соблюдение принципа законности при привлечении лиц к административной ответственности. 

Судья Елена Александровна Адаркина выступила с сообщением по теме: «Установление события и состава административного правонарушения. Проблемы определения субъекта административного правонарушения». В дополнение к вышесказанному предыдущими выступающими Е.А. Адаркина обратила внимание на следующие моменты.

По вопросам установления объективной стороны административного правонарушения. Довольно часто административные органы забывают в постановлениях указывать конкретное событие административного правонарушения, выраженное в конкретных действиях либо бездействии, ограничиваясь указанием соответствующей диспозиции статьи КоАП РФ, которая бывает переписана полностью, через запятую. Далее административным органом констатируется, что вменяемое правонарушение совершено лицом.

Также, при вменении события административного правонарушения нельзя применять аналогию, о чём неоднократно указывал Конституционный суд Российской Федерации, например, в постановлениях № 4-П от 28.02.2012, № 1-П от 25.01.2001 и ряде других. Таким образом, не может быть аналогии правонарушения – необходимо устанавливать, в чём конкретно заключается виновное незаконное действие/бездействие.

Что касается субъекта правонарушения, Е.А. Адаркина указала следующее. В некоторых случаях административные органы при ведении производства забывают запрашивать правоустанавливающие документы, устанавливать правильное наименование лица, привлекаемого к ответственности. С этого логично начинать составление процессуальных документов, это важно, особенно, если, к примеру, в процессе производства по делу происходит реорганизация лица, привлекаемого к административной ответственности. Так в практике бывают случаи, что в итоге привлекается к административной ответственности юридическое лицо, которого уже не существует.    

Также важно устанавливать состав имущества, конкретную территорию, которая имеется у лица, привлекаемого к административной ответственности. Бывает, что административные органы не выявляют, кому принадлежит имущество, на каком праве: собственности, аренды, оперативном управлении и т.п., и, в итоге, привлекают к административной ответственности арендатора соответствующего имущества за совершение правонарушения, за которое должен нести ответственность собственник имущества.

Все эти документы должны быть приложены в административное дело. Судьи запрашивают материалы административного дела в полном объёме, обычно, к первому судебному заседанию.

В заключение своего выступления Е.А. Адаркина обратила внимание собравшихся, что по вопросам смежных составов административных правонарушений, по надлежащему извещению лиц, привлекаемых к административной ответственности, можно также анализировать и учитывать в работе результаты заседаний Научно-консультативных советов, которые созданы и функционируют при всех Федеральных арбитражных окружных судах, в том числе, при Федеральном арбитражном суде Дальневосточного округа. Протоколы данных НКС размещаются на сайтах судов, а также имеются в информационной системе «КонсультантПлюс». 

Судья Елена Станиславовна Степанова выступила с сообщением по теме: «Соблюдение прав лиц, привлекаемых к административной ответственности, гарантированных статьёй 51 Конституции Российской Федерации и статьёй 25.1 КоАП РФ при составлении протоколов об административных правонарушениях и рассмотрении дел об административных правонарушениях».

Напомнила собравшимся основные положения статьи 51 Конституции России, а также статей 25.1; 29.7; 25.4 КоАП РФ. Акцентировала внимание на критерии определения лица, как законного представителя, а также представителя по доверенности.  

Согласно части 4 статьи 25.5 КоАП РФ защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении отражаются объяснения физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, им разъясняются права и обязанности, о чём делается отметка в протоколе.

При этом, особое значение придаётся вопросу надлежащего извещения лица, привлекаемого к административной ответственности. Так из статьи 25.1 КоАП РФ следует, что в отсутствие такого лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса (по главе 12 КоАП РФ), либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Также Е.С. Степанова обратила внимание собравшихся на основные положения Пленума ВАС № 10, разъясняющие требования надлежащего извещения лиц, привлекаемых к административной ответственности, привела примеры, в каких случаях лица считаются надлежащим образом извещёнными о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, а в каких – нет.

Акцентировала внимание участников круглого стола на конкретных примерах ненадлежащего извещения лиц, в отношении которых были возбуждены административные производства.

Так, в судебной практике имеют место случаи, когда извещения о времени и месте составления протокола об административном правонарушении направляются посредством факсимильной связи, и при этом отсутствуют доказательства, позволяющие  идентифицировать адресата, которому был направлен факс, а также отсутствуют сведения о лице, отправившем и получившем факс, в то время как указанные доказательства должны быть представлены в материалы дела.

Данные положения также относятся к случаям направления факсимильной связью определений о возбуждении административного дела, требований о явке или представлении документов, когда  постановления впоследствии выносятся в отсутствие представителей лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Кроме того, в практике суда есть дела, в которых рассматриваются обстоятельства недопущения административными органами к участию в составлении протокола об административном правонарушении представителей, имеющих доверенность общего характера, даже при наличии доказательств надлежащего извещения лица, привлекаемого к административной ответственности. Данное нарушение является существенным.

Судом было рассмотрено дело, в котором административный орган назначил составление протокола об административном правонарушении на выходной (праздничный) день. Протокол был составлен в праздничный день, кроме того, в отсутствие данных о надлежащем извещении лица, привлекаемого к административной ответственности.

В качестве гарантий соблюдения прав лиц, привлекаемых к административной ответственности, Е.С. Степанова указала на соблюдение требований главы 26 КоАП РФ, статья 26.2 которой устанавливает запрет на использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

Так, судом был рассмотрен ряд дел, в которых представленные административными органами доказательства признавались полученными с нарушением закона. В частности, при осмотре территорий, принадлежащих юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, нарушаются нормы, устанавливающие порядок проведения осмотра. Также нарушаются нормы, устанавливающие порядок проведения экспертизы, что выражалось в не ознакомлении с определением о назначении экспертизы лица, привлекаемого к административной ответственности. Данные нарушения повлекли отмену оспариваемых постановлений.  

Кроме того, имеют место нарушения, когда лицу, в отношении которого ведётся производство по административному делу, не разъясняются положения статьи 51 Конституции Российской Федерации, а также прав и обязанностей, установленных нормами КоАП РФ, отсутствуют соответствующие отметки в процессуальных документах.

В практике суда были дела, в которых рассматривались обстоятельства  нарушения административными органами положений статьи 29.7 КоАП РФ, когда административный орган фактически не рассматривал материалы дела и лицу, привлекаемому к административной ответственности (либо его представителю), явившемуся в назначенное время в административный орган, вручалось изготовленное заранее постановление по делу об административном правонарушении.

Ещё судом было рассмотрено дело, по которому постановление было вынесено на несколько дней позже дня, о котором было уведомлено лицо, привлекаемое к административной ответственности, при этом, о новой дате вынесения постановления данное лицо не извещалось.

В заключение своего выступления Е.С. Степанова привела ещё один вид нарушений прав привлекаемого к административной ответственности лица, когда не соблюдаются правила, установленные статьёй 29.5 КоАП РФ, определяющие место рассмотрения дела об административном правонарушении. По общему правилу дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. Перечень исключений прямо указан в данной норме. Однако, судом рассмотрено дело, в котором административное правонарушение было совершено филиалом юридического лица, а протокол об административном правонарушении был составлен по месту нахождения другого филиала, и по этому же месту было рассмотрено административное дело, что явилось основанием для признания незаконным оспариваемого постановления.

Судья Владимир Владимирович Липин выступил с сообщением по теме: «Особенности совершения отдельных процессуальных действий, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях Российской Федерации (осмотр, арест, хранение) и соответствующие требования к составлению процессуальных документов».

В.В. Липин напомнил собравшимся основные положения статьи 26.2 КоАП РФ. В своём выступлении акцентировал внимание на трёх мерах обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьёй 27.1 КоАП РФ, в частности, на требованиях по оформлению процессуальных действий: осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов; изъятие вещей и документов и их хранение; арест товаров, транспортных средств и иных вещей.

В.В. Липин обратил внимание участников круглого стола, что в соответствующих документах фиксируется факт совершения противоправного деяния, и в случае, если эти процессуальные документы будут составлены административными органами с пороками, они не будут иметь для суда доказательственной силы. 

Так, при проведении осмотра территории, принадлежащей юридическому лицу или предпринимателю, протокол осмотра составляется обязательно в присутствии законного представителя юридического лица, либо представителя по доверенности, либо в присутствии индивидуального предпринимателя (его представителя). Протокол осмотра может быть составлен в отсутствие указанных лиц, при наличии у административного органа достоверной информации об их надлежащем извещении о времени и месте проведения осмотра. Осмотр проводится с участием двух понятых, требования к которым установлены в статье 25.7 КоАП РФ.

В.В. Липин отметил, что в судебной практике встречаются случаи, когда в качестве понятых привлекаются работники административных органов, например, водители, однако, указанные лица являются заинтересованными, и понятыми быть не могут.

В случае, если в процессе проведения осмотра административным органом применяются технические средства (фото-, видеосъёмка), в протоколе осмотра должны быть отражены данные об этой технике, а также должна содержаться информация о том, кто, когда и где осуществляет фото-, или видеосъёмку. Исполнение указанного требования необходимо для того, чтобы суд, в случае если постановление оспаривается в суде, либо при привлечении судом к административной ответственности, мог оценить фотографии, подтверждающие доводы административных органов на предмет их относимости и допустимости как доказательств. Это позволит суду соотнести вменяемое правонарушение (наличие события) с фиксирующими его фотографиями. Однако, при нарушении процессуальной формы документа он утрачивает юридическую силу.

Далее В.В. Липин остановился на вопросах изъятия вещей и документов. При изъятии составляется протокол в присутствии лица, которому принадлежат данные вещи, а также двух понятых. В протоколе в обязательном порядке необходимо описывать идентификационные признаки: серию и номер документов, их точное название. Такие же требования предъявляются и к описанию вещей: точное наименование вещи, наличие упаковки, цвет и т.п. Данные действия также имеют значение, когда санкция наряду со штрафом предусматривает конфискацию предметов административного правонарушения. Поэтому, если допущена неточность в описании изъятых вещей и документов, суд не сможет установить обоснованность их конфискации.

Арест вещей применяется в случае, если невозможно их изъять, либо имеется возможность обеспечить сохранность вещей без их изъятия. При аресте лицу, которому эти вещи принадлежат, запрещается совершать действия, связанные с их отчуждением, сокрытием и т.д.

Арест может производиться как в присутствии, так и в отсутствии лица, которому принадлежат соответствующие вещи, однако с обязательным участием двух понятых. В случае, если при аресте и изъятии применялась фото-, или видеофиксация, в протоколе должна быть отражена информация об этой технике.

Следующим аспектом, на который В.В. Липин обратил внимание, являются положения статьи 27.10 КоАП РФ, устанавливающие требования к хранению изъятых вещей.

Так, в настоящее время действуют четыре нормативных правовых акта, которыми утверждены ведомственные инструкции устанавливающие порядок хранения изъятых вещей и документов по делам об административных правонарушениях – это приказы Федеральной таможенной службы № 1339 от 18.12.2006, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков № 238 от 30.07.2007, Министерства внутренних дел Российской Федерации № 1025 от 31.12.2009, Федеральной службы безопасности Российской Федерации № 293 от 06.06.2007.

В данных инструкциях детально регламентированы порядок проведения соответствующих процессуальных действий, начиная с составления протокола изъятия и заканчивая порядком выдачи изъятых вещей, либо их уничтожения или реализации.

В заключение своего выступления В.В. Липин предложил представителям административных органов, которые такими ведомственными инструкциями не обладают, изучить уже имеющиеся для возможного учёта в работе при осуществлении действий по изъятию либо хранению вещей при производстве по делам об административных правонарушениях.

Представитель Магаданской таможни, начальник отдела административных расследований Александр Сергеевич Резниченко выступил с сообщением по теме: «Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении административных дел».

Им был выбран для обсуждения один из дискуссионных вопросов, в том числе, и в самой таможенной системе, по которому в нашей стране ещё не сформировалась судебная практика – возможность возбуждения дел об административных правонарушениях и ведения по ним производства в отношении неустановленных лиц.

Данный вопрос вызван тем обстоятельством, что зачастую, при обнаружении незаконного перемещения товаров через таможенную границу, установить лиц, которые их перемещают, не представляется возможным.

Например, при обнаружении тайников на морских судах с алкогольной продукцией, когда никто из членов экипажа не берёт на себя ответственность за данные действия. Установить виновное лицо на момент возбуждения дела не представляется возможным. Поэтому в акте таможенного досмотра данный факт фиксируется,  и отражается изъятие незаконно перемещаемых товаров. Дело об административном правонарушении возбуждается в отношении неустановленного лица, о чём выносится соответствующее определение и передаётся в отдел административных расследований для ведения производства по делу.

На какой стадии может быть установлено виновное лицо сложно прогнозировать, поэтому многие процессуальные действия проводятся в отсутствие данного лица, так как многие действия требуют значительных временных затрат, в том числе, экспертиза.

И когда виновное лицо установлено (что происходит не всегда), по данному делу могут быть проведены все процессуальные действия: получены заключения экспертов, опрошены свидетели, товар изъят и помещён на хранение. От лица, привлекаемого к административной ответственности, требуются только его объяснения перед тем, как дело будет передано на рассмотрение. Как правило, это физические лица, но в ряде случаев виновными устанавливаются юридические лица, которые обжалуют постановления таможенных органов в арбитражном суде.

КоАП РФ сконструирован в таком виде, что изначально предполагает, что при возбуждении административного дела известно лицо, привлекаемое к административной ответственности, хотя из статьи 28.1 КоАП РФ следует, что для возбуждения дела достаточно данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Следовательно, должностное лицо вправе возбуждать административное дело в отношении неустановленного лица. Однако, каким образом соблюсти все права неустановленного лица при возбуждении производства по делу и в дальнейшем, вопрос остаётся открытым и ничем не регламентированным.

При этом, С.А. Резниченко предложил несколько вариантов соблюдения прав лиц, привлекаемых к административной ответственности по таким делам. Либо при установлении конкретного лица дублировать ранее проведённые значимые процессуальные действия, либо выяснять у лица, если оно не заявляет никаких ходатайств или возражений, считает ли оно проведённые ранее процессуальные действия законными и обоснованными. Предложил судьям высказать свою точку зрения на поставленную проблему.

Н.Ю. Нестерова высказала от имени судей мнение, что необходимо, в первую очередь, направить усилия административных органов на установление лица, совершившего вменяемое нарушение, нет необходимости спешить совершать процессуально значимые действия, в которых по КоАП РФ может участвовать лицо, привлекаемое к административной ответственности, так как если лицо не будет установлено, все действия административного органа теряют смысл. При этом также нужно учитывать, что по таможенным правонарушениям большой срок давности привлечения к административной ответственности.

Представитель Охотского территориального управления Росрыболовства Валерий Анатольевич Сусликов пояснил, что заявленная ранее тема выступления: «Вопрос законности возбуждения на водных объектах рыбохозяйственного значения дел об административных правонарушениях в отношении должностных лиц рыбопромысловых бригад юридических лиц (впоследствии, в отношении юридических лиц) осуществляющих рыбопромысловую деятельность на указанных водных объектах» носит узкий и специфичный характер, поэтому не считает необходимым на ней останавливаться.

В ходе проведения круглого стола участники имели возможность обсудить интересующие их вопросы по заявленной к обсуждению тематике.

В завершении работы круглого стола председатель Арбитражного суда Магаданской области Т.Г. Байдо подвела основные его итоги, высказала мнение судей, что совещание прошло интересно и полезно для всех участников, такие мероприятия целесообразно проводить и в дальнейшем, так как они способствуют укреплению законности. Поблагодарила всех присутствующих за участие.

Другие участники круглого стола также высказали мнение, что проведение подобных мероприятий следует сделать традиционным.

 

Обобщение подготовила судья

Арбитражного суда Магаданской области

А.В. Кушниренко

 

20 февраля 2013 года