«МАВИАЛ»: КОНЕЦ КОНКУРСНОГО ПРОИЗВОДСТВА? Статья в газете "Северная надбавка"

Дата: 
07.06.2012

 Газета «Северная надбавка»,

№ 23 (529), 6 июня 2012 г.

статья

 

«МАВИАЛ»: КОНЕЦ КОНКУРСНОГО ПРОИЗВОДСТВА? Что делать людям, до сих пор не получившим долги

по зарплате?

 

 

25 апреля Арбитражный суд Магаданской области, рассмотрев отчет конкурсного управляющего ФГУП «Авиакомпания «Мавиал» И.А. Леташа, удовлетворил ходатайство о продлении срока конкурсного производства на два месяца.

После многократного повторения процедур продления, удлиняющих производство на полгода, столь короткий временной отрезок, намеченный для завершения дел конкурсного управляющего, воспринимается уже оптимистично.

Неужели перед многочисленными бывшими работниками авиакомпании, наконец, забрезжил свет в конце туннеля? И насколько будут удовлетворены их законные требования? Об этом наш корреспондент побеседовал с конкурсным управляющим «Мавиала» Игорем Анатольевичем Леташем.

 

- Игорь Анатольевич, сначала – самый популярный в таких случаях вопрос: что ж так долго-то шла реализация имущества авиакомпании?

Так ведь и имущества у предприятия было много. Бывает, что подобные конкурсные процедуры проходят и по 7, и по 11 лет. Здесь получается пятилетний срок.

Сам порядок действий конкурсного управляющего, прописанный в законе, требует определенных временных затрат. Ну, например, прежде чем выставлять имущество на торги, нужно провести его инвентаризацию. Причем это делается не по бумажному учету, а реально. 

То есть управляющий должен убедиться в том, что каждая единица имущества находится в наличии. Если чего-то нет – значит, нет. Если обнаруживается что-то лишнее – значит, это лишнее довключается в реестр имущества предприятия-должника.

После этого нужно провести оценку всего имущества. В итоге это выливается в 3-4 месяца… Ну, и так далее.

В общем, все эти первоначальные процедуры предыдущий управляющий – В.Н. Радский – примерно в такие сроки и провел. Другой вопрос в том, что выставлять ему на торги нужно было, в первую очередь, не мелочь и малоценку, а наиболее ликвидное имущество – воздушные суда, двигатели, объекты недвижимости. Вот этого сделано не было.

К тому моменту, когда я был назначен решением арбитражного суда на эту должность, к реализации был заявлен лишь один самолет. Его продали за 7 с лишним миллионов рублей. Но были у предприятия воздушные суда и подороже – за 10-12 миллионов. Почему они не были выставлены на продажу? Вот этого я объяснить не могу.

Еще в 2008 году имелась реальная возможность за счет реализации наиболее ликвидного имущества погасить все долги по заработной плате. На момент объявления предприятия банкротом за ним числилась задолженность в 28 миллионов по текущей внеочередной заработной плате и еще 7 миллионов невыплаченного заработка, который был включен в реестр кредиторов. По сравнению со стоимостью имущества – это же были просто копейки.

Но когда я пришел в 2009 году и посчитал набежавшие долги по зарплате, оплате труда привлеченных специалистов, аренде помещений и всем прочим текущим расходам, сумма задолженности составила порядка 110 миллионов рублей. Воздушные суда простояли по 2-3 года. А вскоре часть из них (лайнеры типа «Ту-154 Б») вообще была выведена из эксплуатации.

 

- Наверное, вы детально вникли в историю банкротства «Мавиала». Скажите, в самом начале, когда кредитор обратился с заявлением в суд о признании предприятия банкротом, авиакомпанию еще можно было спасти?

- Ну, мы знаем, что прежде чем работа должника будет полностью остановлена, существует еще так называемая процедура наблюдения – полгода. В течение этого времени арбитражный управляющий смотрит, оценивает, есть ли какие-то шансы возродить предприятие. Но я вам могу сказать точно: в 2007 году, когда решение по такому заявлению было принято судом, возможностей возродить эту авиакомпанию уже не существовало.  

А произошло это главным образом потому, что предприятие находилось в процессе приватизации. Как только это решение вступило в силу, по закону руководство авиакомпании уже не имело права увольнять работников.

И вы представьте себе: огромный штат в количестве порядка 700 человек вдруг останавливает работу. Провести сокращение, выделить какие-то вспомогательные подразделения в самостоятельные организации уже нельзя. Авиакомпания уже не летает. А зарплата продолжает начисляться. Хотя реально на предприятии занято от силы несколько десятков человек.

Далее – признали «Мавиал» банкротом. По закону, в течение двух месяцев каждому работнику – под роспись – должны быть выданы уведомления об увольнении. Но в связи с тем, что людей в штате так много, эта процедура затягивается на три с половиной месяца.

Дальше каждый работник должен получить компенсационную выплату – зарплату за два месяца, а потом, если он не трудоустроился, выплаты должны производиться до шести месяцев. Затем начинают начисляться все положенные людям компенсационные выплаты – за неиспользованный отпуск, за оплату проезда, провоз багажа.

Дальше следуют иски за моральный ущерб и компенсационные начисления в соответствии с официальной инфляцией... Вот откуда эти 110 миллионов рублей текущих затрат.

Однако самое страшное во всей истории конкурсного производства «Мавиала» - это то, что люди, разуверившись в реальных подвижках по получению долгов, самостоятельно пошли в суды. По закону, у предприятия-должника должен быть один счет, распоряжаться которым имеет право только конкурсный управляющий. На деле же получилось, что мировые судьи начали оптом принимать решения об удовлетворении требований граждан, выдавать судебные приказы, которые через Службу судебных приставов предъявлялись к оплате банку и составляли на этом единственном счете картотеку.

Далее бывшие работники, получив такой судебный приказ, уже сами обращались с ним в банк – и все это тоже принималось к оплате. Никакие мои доводы, попытки навести порядок через суд – ничего не помогло. Осталось лишь носить в свою очередь в банк подготовленные партии платежных поручений.

Логичная последовательность, справедливость выплат были нарушены. Кое-кто, воспользовавшись этой неразберихой, пытался получить одни и те же выплаты дважды, предъявляя копии судебных приказов.

А расчет выплат по инфляции меня просто изумляет. К примеру, проходит три месяца – долг по зарплате не вернули. Человек обращается в суд, который выносит решение, насчитывая дополнительную выплату по инфляции. Через три месяца процедура повторяется.

Но суд уже рассматривает не первоначальную сумму долга, а все начисления вместе с доплатой. Получается, инфляция растет гораздо быстрее, чем это должно быть по расчетам за год. Как такое может быть? Я обращался в суды – в удовлетворении моих требований отказали.

 

- Раз нет последовательности в гашении долгов по зарплате бывшим работникам, то, выходит, сегодня «кто смел – тот и съел»?

- Да, так и есть. Часть людей уже получили все долги по зарплате, теперь требуют различные компенсационные выплаты. А кто-то умер, не дождавшись выплаты долга.

 

- Что из имущества удалось реализовать на сегодня и какую сумму из долгов по зарплате погасить?

- Сейчас уже продано практически все, что возможно было реализовать. Хотя год мы потеряли. Дело в том, что в конце 2009 – начале 2010-го ко мне обратилась московская фирма «Сириус» с хорошим предложением: приобрести все имущество «Мавиала» за 105 миллионов рублей.

На тот момент для бывшего коллектива предприятия это могло стать решением всех вопросов. Заключили договор. Фирма выплатила небольшую сумму – 200 тысяч рублей, чтобы подтвердить серьезность своих намерений. Но на этом поступление денег прекратилось. Мы регулярно созванивались, и регулярно покупатель обещал, что вот-вот и…

В конце концов, пришлось обратиться в суд, расторгнуть договор и потребовать неустойку. Шесть миллионов рублей по судебному приказу (поправка исполнительному листу) Службой московских судебных  приставов с фирмы до сих пор так и не истребованы.

В 2011 году пошли торги. Понятно, что все воздушные суда, двигатели шли уже по цене металлолома, каковым они к тому времени и являлись. Кроме того, пришлось пересматривать цены на недвижимость, конечно, при согласии комитета кредиторов. Допустим, ангар, оцененный первоначально в 18 миллионов рублей, реально удалось продать только за 10 миллионов.

Остались непроданными несколько авиадвигателей - на них уже просто не нашлось покупателей, даже при минимальной цене. Еще – недвижимость: забор, выгребная яма, противопожарная емкость и здание профилактория в Кепервееме. Ну, здание – громко звучит. На самом деле это старый 2-этажный барак, который никому не нужен. Поэтому остаток имущества будет передан на баланс в муниципальные органы власти по месту нахождения.

Осталось лишь дождаться перечисления средств за несколько двигателей – договоры купли-продажи заключены, но деньги еще в полном размере на счет не поступили. Сумма небольшая – около полутора миллионов рублей.

А всего за время моего конкурсного управления от реализации было получено порядка 45 миллионов рублей. Оставшаяся текущая задолженность – порядка 60 миллионов, плюс 7 с лишним миллионов долгов по зарплате, включенных в реестр кредиторов.

 

- И вот вы получили недоперечисленные средства. Что дальше? Как быть тем бывшим работникам «Мавиала», которые ждут оплаты долгов? Я уж не говорю о кредиторах – до них-то точно очередь не дойдет.

- В обычном порядке, когда конкурсная масса распродана, остатки имущества я бы передал муниципальным органам, закрыл счет и прекратил производство по делу о банкротстве. Но если неоплаченные платежки, судебные приставы сдают в архив, долги будут считаться погашенными. Я же хочу, хотя и не обязан это делать, раздать все судебные приказы людям на руки. Тем самым у них останется хоть какой-то шанс истребовать эти долги.

 

- С кого?

- У любого федерального государственного унитарного предприятия есть собственник – это государство.

 

- Но ведь по закону этот собственник не обязан отвечать по долговым обязательствам предприятия?

- Не обязан, однако право у него такое есть. Год назад, в мае, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев поручил Правительству РФ разобраться с ситуацией в «Мавиале».

С тех пор пять федеральных министерств и ведомств пытаются в этом разобраться – Минтранс, Росавиация, Минэкономразвития, Минфин и Генпрокуратура. Все никак не могут решить: каким образом гасить эти деньги, какая сумма необходима? Последний срок для решения проблемы заместитель Председателя Правительства России определил 15 июля. Но пока ничего еще не решено. И я не могу сказать, в какой мере эти долги людям будут компенсированы.

 

- Безусловно, для бывших работников «Мавиала» это реальная надежда получить свои деньги. Это радует.

Но давайте посмотрим на ситуацию со стороны. Государство, существующее по идее на деньги налогоплательщиков, допускает неудовлетворительное руководство предприятием. Теперь налогоплательщики, в том числе и мы с вами, должны расплачиваться с работниками этого предприятия? За что такое доверие народу.

- Думаю, будь вы одним из бывших работников «Мавиала», вы не задавались бы таким вопросом.

 

- Даже не заикнулся бы. Но давайте посмотрим на ситуацию еще с одной стороны. Руководство предприятия, которое имеет господдержку, не проводит реорганизацию авиакомпании, не сокращает штат, не предпринимает каких-то иных шагов по повышению доходов. Значит, такое положение ему выгодно? Вывод, как всегда один: воруют.

Следовательно, к моменту объявления компании банкротом там все уже украли. Предпринималась ли хоть одна серьезная попытка вернуть наворованное? И почему сейчас из государственного бюджета мы с вами должны платить эти деньги? Я не возражаю – пусть работники «Мавиала» получат заработанное. Но ведь сама ситуация близка к абсурду…

- Судя по разговорам с бывшими работниками «Мавиала», историю банкротства авиакомпании можно оценить и так. Но задаваться таким вопросом сейчас уже поздно. Меня заботит другое: нужно, чтобы люди сохранили гарантированное Конституцией право на труд и на его справедливую оплату.

 

Николай Пановский